Авторская Программа
Авторская Программа
Авторская Программа
КИНО
МУЗЫКА
Метки и теги
Авторизация
Гадания онлайн
Гадания онлайн
Главные новости
Вопрос - Ответ
Наш опрос
Откуда Вы о нас узнали?
Рассылка новостей
Партнёры:

Туристический комплекс



Вселенная радости



Тренинги и семинары по психологии


Долина Белого Шамана
» » » Книга Перемен. Ч. 5.

Книга Перемен. Ч. 5.

Гексаграмма № 17. "Суй". Последование
___ ___
_________
_________
___ ___
___ ___
_________
Вольность, очерченная в предыдущей гексаграмме, создает те условия общего равенства, в которых господствует настроение радости. Поэтому она подготовляет данную ситуацию свободного и радостного последования за ведущим человеком, ибо здесь имеются в виду, прежде всего те 
обстоятельства, при которых низшие добровольно подчиняются более развитому человеку и следуют за ним, охваченные его идеями. Так же и в сфере познания, когда наступило не только само познание объекта, но и радость познания, то ничего не остается больше, как только в познании объективно существующего обрести свободу в подчинении объективной истине. Так наступает то развитие познающего, которое коренится в изначальной объективности мира. Однако при таком развитии необходито для благоприятного исхода стойкое владение собой, ибо если сам познающий управляет собою через объективное познание, то, чтобы последовать за 
истиной, он должен сам подчинить себя ей и стойко соблюдать это подчинение. Только тогда он может избежать надвигающейся порчи, о которой будет речь в следующей гексаграмме. Лишь при соблюдении указанного поведения можно рассчитывать на благополучный исход последования. Поэтому и в тексте читаем:
Последование. Изначальное развитие. Благоприятна стойкость. Хулы не будет.

"1"

В ситуации последования существенна полная согласованность с требованиями времени. Потому самое важное здесь - это неизменно следить за изменениями ведущего и правящего и следовать за ними. Однако это не должно быть доводимо до крайности, до беспринципного подчинения правителю, наоборот, только стойкость дает правильное и счастливое начало процесса последования, суть которого в том, чтобы человек сдвинулся с косно занимаемой им позиции и вне своих владений достиг успеха. Исходя из этих мыслей, мы можем понять текст:
В начале сильная черта. В правящем предстоит перемена. Стойкость - к счастью. Выйдешь за ворота, в твоих связях будет успех.

"2"

Каждая ступень, следующая после предыдущей, представляет собою более развитые и совершенные силы. В данной ситуации особенно приходится подчеркнуть, что все менее развитое должно для своего развития следовать за более развитым. Поэтому конкретно, в условиях, описываемых второй позицией данной гексаграммы, особенно необходимо последование за высшими, более развитыми. Но именно здесь есть опасность отдаться лишь одному импульсу последования, очерченному на предыдущей ступени, ибо это сильный импульс (символизирован сильной чертой, единственной в нижней триграмме, суть которой движение). Поэтому текст предупреждает:
Слабая черта на втором месте. Если свяжешься с младенцем, то утратишь возмужалых.

"3"

Невозможно одновременно движение вперед и назад. Нельзя последовать 
одновременно и развитым, и за отставшим. На этой позиции кризиса должен 
быть произведен решительный выбор. Но всякий выбор, по сути своей, связан 
с утратой отвергнутого. Эта утрата может заслонить собой все переживания и 
сбить человека с правильного направления. Но оно должно быть в полной 
стойкости соблюдено тем, кто его выбрал. В пояснении такой ситуации текст 
говорит:
Слабая черта на третьем месте. Если свяжешься с возмужалым, то утратишь 
младенца. Но впоследствии будешь искать и обретешь! Благоприятно пребывать 
в стойкости.

"4"

Если в ситуации последования и обретается что-либо, то суть не в обретении, а в самом последовании. Однако легко может случиться, что обретенное настолько занимает человека, что он стремится лишь стойко сохранить его, забывая о том, что в данной ситуации его задача лишь последование за более развитым. Поступив так, человек попадает в конфликт с требованиями времени, поэтому его ждет несчастье. Если же, наоборот, обладая правдой, он не сойдет со своего правильного пути, то никакая хула не может угрожать ему. В этом смысле говорится в тексте:
Сильная черта на четвертом месте. Если в последовании будет захват и пребудешь стойким, то будет несчастье. Если же, владея правдой, пребудешь на пути и от него будет, ясность, то какая может быть хула?

"5"

Если то, что представлено пятой позицией, и является тем высшим, за чем следует все остальное в данной ситуации, то и во всех предыдущих позициях (по комментаторской литературе, во всех, кроме третьей) есть нечто положительное и прекрасное, что присуще им. Поэтому на данной ведущей позиции необходимо найти совершенно правильное отношение к этому подлинно прекрасному. Тогда данная позиция будет выражать специфическую черту последования - гармоническое включение личного в общественное, т.е. то, что в терминологии "Книги Перемен" называется счастьем. Для этого нужна громадная сила доверия и правдивости, которой не могут поколебать сомнения. Эта сила символизирована сильной чертой, занимаемой по норме пятую, наиболее деятельную позицию. Поэтому в лаконическом тексте мы находим:
Сильная черта на пятом месте. Будь правдив по отношению к прекрасному. Счастье.

"6"

Если на данной позиции и необходимо соединиться с тем, сто добыто на предыдущей, но это уже нельзя считать простым последованием, ибо предыдущая позиция ниже, чем данная. Впрочем, эта именно невозможность последования совершенно понятна, если принять во внимание то, что на этой позиции заканчивается ситуация последования. Однако в пройденных этапах многое достигнуто, и нецелесообразно рвать с ним. Поэтому здесь рекомендуется восстановить связь с ним. Восстанавливаемая связь с прошлым образно выражается в необходимости жертвоприношения у западной горы (т.е. горы Цзи, которая для племени Чжоу, в котором сложилась Книга, была на западе). У этой горы племя Чжоу начало свою жизнь. Поэтому жертвоприношение у западной горы равнозначно восстановлению отношений с предками, т.е. связи с достигнутым развитием в предыдущем. В тексте мы читаем:
Наверху слабая черта. Свяжись с тем, что добыто, соединись с тем, за кем следуешь. Царю надо совершить жертвоприношение у западной горы.
-------------------------------------------------------------------------------
Гексаграмма № 18. "Гу". Исправление [порчи]
_________
___ ___
___ ___
_________
_________
___ ___
Идеограмма, которой обозначается данной понятие, изображает собою чашку, в которой, оттого что ею давно не пользовались, завелись черви. Так изображается понятие порчи. Но оно понимается и в переносном значении слова. Так мир и спокойствие, которые слишком долго сковывали косной спячкой страну, приводят к процессам порчи и разложения в ней. Так и атмосфера радостного последования допустима лишь на время. Когда же она затягивается, то даже и в ней начинается процесс разложения. - Так и в познании, когда ощущаются первые результаты достигнутого познания, то человек, с легкостью остановившийся на них, может и не заметить, что дальнейший познавательный процесс искажается влиянием прежних привычных, но неправильных представлений. В конце концов, их примесь начинает сказываться с такой силой, что для всей ситуации становится характерной эта порча познания, а не оно само. Но все вышеизложенное - лишь одна сторона дела. Другая же состоит в том, что данная ситуация - это не только порча, но и исправление доведенного отцами до порчи. Эта порча - лишь начальная исходная точка для исправления порчи, исправления, которому предстоит развитие. Условия благоприятствуют этому делу, хотя оно и трудно и опасно, как "брод через великую реку". Но, несмотря на это, здесь нужна полная обдуманность действий и активное укрепление достигнутых результатов. Здесь, как говорит Вань И, "нужны три дня для предварительной подготовки себя [к действию] и три дня для последующего закрепления [его результатов]". Поэтому и в тексте мы находим:
Исправление порчи. Изначальное развитие. Благоприятен брод через великую реку. [Будь бдителен] за три дня до начала и три дня после начала.

"1"

Всякая порча - это результат не одного дня, она появляется после многих поколений, если они были нерадивы в каком-нибудь отношении. Поэтому здесь, на протяжении описания всего процесса, постоянно говорится о том, что испорчено предками и исправляется потомками. Такая мысль могла получить особенное развитие в классической стране культа предков - в Китае. Весь смысл бытия сына - исправить то, что испорчено отцом. Но на первой позиции имеется в виду еще не глубокая порча, поэтому, несмотря на опасность положения, исход можно ожидать счастливым. Вот почему в тексте сказано:
В начале слабая черта. Исправление испорченного отцом. [Для этого] есть сын. Предкам не будет хулы. Опасность, но в конце концов - счастье.

"2"

Вторая позиция - это уже более глубокая порча, более интенсивный процесс. Исправление здесь осложнено тем, что вторая позиция, как четная, предрасположена к пассивности, а для исправлении проступков матери встает внутренне противоречивая проблема: чувство долга требует исправить проступок матери, но чувство любви к ней не допускает вмешиваться в то, что ею оставлено. И все-таки это положение небезвыходно. Для него только необходима большая активность. Ее наличие символизировано тем, что эта позиция занята активной, сильной чертой. Если эта активность приведена в действие, то исправление возможно, исправление, которое было бы невозможным, если бы человек остался стойким, остался косным. Поэтому и в тексте читаем:
Сильная черта на втором месте. Исправление испорченного матерью. Нельзя быть стойким.

"3"

Здесь положение отличается от предшествующего только тем, что при нем уже невозможна та мягкость и осторожность, с которой можно было действовать на предыдущей позиции. Поэтому и действие может привести к некоторому раскаянию в нем. Однако необходимость исправления порчи, основное содержание всей ситуации, - здесь самое важное, и, несмотря на некоторую осложненность процесса, он не будет иметь дурного исхода. Поэтому в тексте говорится:
Сильная черта на третьем месте. Исправление испорченного отцом. В мелочах будет раскаяние. Не будет большой хулы.

"4"

Основной смысл четвертой позиции - это самоотдача, ибо здесь уже совершен переход от внутреннего к внешнему, от себя к иному. Поэтому в данной ситуации это значит отказ от своей деятельности, от исправления и отдачу себя окружению; но в нем порча. Поэтому здесь лишь увеличивается порча, допущенная предками, и лучше здесь воздержаться от деятельности и переждать время, ибо если, наоборот, выступить, т.е. проявить свою деятельность, лишь усугубляющую порчу, то об этом придется пожалеть, когда наступит пора, более предрасположенная для деятельности. Поэтому текст предостерегает:
Слабая черта на четвертом месте. Усугубление испорченного отцом. Если выступишь, то увидишь сожаление.

"5"

Пятая позиция - позиция максимального раскрытия внутренних сил и способностей вовне. Здесь объединяются все положительные достижения предыдущих позиций. С этой позиции легче всего управлять всеми носителями положительных сил. Именно в данный момент возможна похвала им. Поэтому лаконичный текст говорит только:
Слабая черта на пятом месте. Исправление испорченного отцом. Необходима хвала.

"6"

Верхняя позиция - это момент, когда отступает на задний план специфика данной ситуации. Если все черты, бывшие прежде, символизируют то или иное участие в исправлении порчи, то данная позиция не имеет отношения к самой порче и в силу этого не участвует в ее исправлении. Здесь человек не участвует в жизни других людей, что на языке "Книги Перемен", памятника феодальной эпохи, называется не служить государю. Он - выше жизни государства. Он сам может прославить и оценить свои дела. Поэтому и в тексте читаем:
Наверху сильная черта. Не служи царю и князю, Воззвеличишь и оценишь свое дело.
-------------------------------------------------------------------------------
Гексаграмма № 19. "Линь". Посещение
___ ___
___ ___
___ ___
___ ___
_________
_________
В результате процесса, описанного в предыдущей гексаграмме, устраняются элементы дисгармонии, т.е. того, что, как нечто унаследованное от предков, чуждо данному времени и, не находя в нем применения, обречено на разложение. Но когда эти пережитки устранены, то возможно взаимное сближение оставшихся элементов, которому уже ничто не мешает. - Так и в познании, когда удается освободиться от пережиточных предвзятых мнений, то возможно сближение с объектом, т.е. его познанием. Это называется "посещением". Однако сближаться следует небезразлично с чем угодно. Ибо ситуация, прямо противоположная данной, - бегство, - такова, что сближение с ней принципиально обречено на неудачу. Гексаграмма, выражающая это бегство, приурочена к восьмой луне китайского календаря. Потому "восьмая луна" метафорически обозначает "бегство". Вот почему в пору Посещения, если даже развиваются изначальные импульсы, которым благоприятствует здесь стойкое свойство данной ситуации, все равно человека приводит к несчастью, когда он приближается к восьмой луне, или, словами текста:
Посещение. Изначальное развитие: благоприятна стойкость. При достижении восьмой луны будет несчастье.

"1"

Как для исправления порчи необходима твердая решительность, так для сближающего посещения нужна мягкость и человечность. Как для искоренения одичалого варварства нужно вмешательство силы, так для дальнейшего культурного развития необходима любовь и сострадание к тому, кого надо развивать. - Так же и в познании: как для устранения ошибочных и предвзятых мнений нужна сила знания, приобретенного в прежнем опыте, так для того, чтобы проникнуть в идею, "посетить" ее, еще не известную, необходима созерцательная сила нового акта познания. Но так как на данной позиции напряженность, охарактеризованная сильной чертой, все больше и больше возрастает, то возможно посещение всего без различия. Но это - переразвитие. Потому текст напоминает о стойком соблюдении рамок и мер, говоря:
В начале сильная черта. Всеобщее посещение. Стойкость - к счастью.

"2"

На данной позиции условия в основном остаются такими же; только правильное прохождение предыдущей ступени гарантирует уравновешенность сил, характерную для серединной, второй позиции. В этом положении сама ситуация обеспечивает продвижение вперед, для которого излишне предостережение, указанное на предыдущей ступени. Поэтому в тексте мы находим только:
Сильная черта на втором месте. Всеобщее посещение. Счастье. Ничего неблагоприятного.

"3"

Опять наступает момент активного действия, но в нем действующими оказываются податливые способности, характерные для данной ситуации вообще и выраженные тем, что нечетная позиция занята слабой чертой. Так, если здесь и возможна активность, то она все же не выходит за пределы личных переживаний. Ими можно наслаждаться, но ничто не благоприятствует им вовне, где они и не проявляются. Однако это положение кризиса небезвыходно, ибо при достаточной заботливости можно избежать порицания за свои действия. В тексте здесь сказано:
Слабая черта на третьем месте. Сладостное посещение. Ничего благоприятного. Но если уж озаботишься об этом, хулы не будет.

"4"

Как мы уже не раз видели, смысл четвертой позиции - это самоотдача. Но не всегда она совершается беспрепятственно. Здесь же для нее условия особенно благоприятствуют, ибо по содержанию Посещения ее смысл - приход к иному, который тем более возможен, потому что для данной позиции в этой гексаграмме существует правильное соответствие с первой чертой. Здесь достигается то, что намечалось на первой позиции. Там действовало еще знание, сложившееся в прошлом опыте, здесь же достигается знание, приобретаемое вновь. Поэтому в тексте мы находим:
Слабая черта на четвертом месте. Достигающее посещение. Хулы не будет.

"5"

Как и на предыдущей ступени, здесь действует благотворно соответствие со второй чертой. Оно дает гармоническое познание, ибо для второй позиции здесь характерно действие нового акта познания в пределах накопленного опыта, здесь же обратно: действие накопленного опыта в новом акте познания. Такое знание господствует над познаваемым, вполне овладевает материалом познания. Об этом синтезирующем познании в тексте читаем:
Слабая черта на пятом месте. Познанное посещение. Подобающее великому государю. Счастье.

"6"

После того, как при наличии подлинного знания совершено посещение, то в последнем уже ничего нового не предстоит узнать. Уже известно, что все известно, а, следовательно, невозможно и не нужно скрывать что-либо, т.е. возможна и необходима полная искренность в посещении. Собственно активный процесс в посещении уже завершился и может лишь углубляться, но углубляться настолько, что в новом акте познания достигается такая полнота его, что непосредственно в нем содержится и весь прежде накопленный опыт и знание. Им может удовлетвориться человек, ибо процесс посещения здесь заканчивается, и вне познаваемого ничего не остается. Но это не обозначает еще остановки, за которую может грозить хула. Поэтому и в тексте говорится:
Наверху слабая черта. Искреннее посещение. Счастье. Хулы не будет.
-------------------------------------------------------------------------------
Гексаграмма № 20. "Гуань". Созерцание
_________
_________
___ ___
___ ___
___ ___
___ ___
Созерцание, которое подразумевается здесь, рассматривается в комментаторской литературе с двух сторон. Во-первых, со стороны созерцаемого и, во-вторых, со стороны созерцающего. Когда благодаря высочайшим положительным качествам уже достигнуто единение, охарактеризованное в предыдущей ситуации, то человек, не может оставаться незамеченным другими людьми. Так же и философская концепция, которая благодаря процессу приближения, описываемому в предыдущей гексаграмме, сделана доступной для людей, она также становится объектом их умозрения. В таком смысле и данный человек, и данная концепция выступают как объекты созерцания. С другой стороны, когда наше познание в его новом акте приближено к объекту познания и вполне покоится на правильно подготовленном основании мышления и воли, когда оно освобождено от сомнений, то для него наступает момент созерцания. Если это даже только момент, все-таки он тоже имеет свои специфические черты. Это момент, противоположный деятельности во внешнем. Все для нее уже подготовлено, но человек на мгновение (а в некоторых случаях на известный промежуток времени) отстраняется от деятельности вовне и концентрирует свои силы на самом познавательном созерцании, которое является тоже деятельностью, но деятельностью познания. Последнее, конечно, подготовлено предшествующей деятельностью. Кроме того, этот момент со стороны его содержания характеризуется полной правдивостью внутри и ее внешним проявлением - строгостью и искренностью. В тексте эти характеристики выражены следующим образом:
Созерцание. Умой руки, но не приступай к жертвоприношению. Владей правдой, будь нелицеприятен и строг.

"1"

Если на языке "Книги Перемен" "ничтожные люди" и противопоставляются "благородному человеку" с этической точки зрения, то их низкий моральный уровень здесь рассматривается как функция их познавательной недоразвитости. Поэтому их нельзя обвинять в познавательной близорукости, ибо в отношении познания они юны, а от юноши невозможно требовать дальновидности. Но дело обстоит иначе, если недальновидностью созерцания обладает "благородный человек". Для него она есть результат недомыслия, т.е. проступка перед своей собственной познавательной жизнью. Наличие недальновидности может привести благородного человека только к сожалению. Здесь, на первой позиции, лишь начало процесса созерцания, это созерцание юноши, о котором в тексте сказано:
В начале слабая черта. Юношеское созерцание. Ничтожному человеку не будет хулы. Благородному человеку - сожаление.

"2"

Недальновидность созерцания - это его замкнутость в узкой сфере своего эгоистического бытия. Но созерцание должно расширяться и расти. Поэтому созерцание должно пробиться сквозь эту ограниченность. Сначала лишь в некоторых отношениях оно может выйти за эти пределы. Они точно стена, окружающая человека, и на этой ступени он получает лишь незначительную возможность выглянуть вовне, точно посмотреть сквозь щель забора. Если на этой ступени еще возможно стойко оставаться женщине, которая, как полагали в древнем Китае, предрасположена к тому, чтобы пребывать внутри, далеко от внешней деятельности, то эта ступень никак не может удовлетворить человека, стремящегося к прогрессирующему развитию созерцания. Поэтому в тексте мы находим:
Слабая черта на втором месте. Созерцание сквозь щель. Благоприятна стойкость женщины.

"3"

Когда наступает выход из внутреннего во внешнее, то внутреннее тоже становится внешним и доступным для объективного рассмотрения. Здесь собственная жизнь предстает человеку, как обширная панорама, и в ней человек созерцает отливы и приливы, выступления к активности вовне и отступления вовнутрь для собственного усовершенствования. Эту широкую созерцательную мысль текст облекает в лаконическую формулу:
Слабая черта на третьем месте. Созерцай наступление и отступления собственной жизни.

"4"

Созерцание должно расшириться еще более. Уже и рамки целой жизни для него должны стать более тесными, ибо хотя это и целая жизнь, но все лишь индивидуальная жизнь одного человека. Здесь созерцание должно выйти и за пределы. Объектом созерцания здесь должны стать "блеск всей страны", лучшие стороны жизни общества, то, что в нем выработано как ценности, перерастающие ограниченность эпохи. Такой человек, который способен на это расширенное созерцание, был достоин, по древнекитайским представлениям, быть приятым как гость у царя. Текст об этом говорит следующим образом:
Слабая черта на четвертом месте. Созерцай блеск страны. Благоприятно тому, чтобы быть принятым как гость у царя.

"5"

При правильном развитии после созерцания, объектом которого становится жизнь общества в целом, человек должен своей жизнью совершенно слиться с созерцаемой жизнью общества. На нее он должен смотреть, как на собственную жизнь, и ее недостатки принимать на свою ответственность. Поэтому текст опять говорит:
Сильная черта на пятом месте. Созерцай собственную жизнь. Благородному человеку не будет хулы.

"6"

На высшей ступени созерцания достигается полная внутренняя свобода. Человек уже ни с чем и ни с кем не связан в своих восприятиях и суждениях. Пройдя весь опыт, очерченный в предыдущем, он свободно может наблюдать и понимать переживания и действия других людей. Но, достигнув освобождения такого рода, он был бы лишен содержания, стал бы внутренне пустым, если бы он воспользовался возможностью отделиться от жизни людей. Поэтому и ему, не связанному в силу необходимости с людьми, следует свободно по собственному решению связаться с ними, созерцая их жизнь и служа объектом их созерцания. Хотя это и кажется некоторым снижением уровня собственного развития, однако это только кажется на первый взгляд. Поэтому и текст говорит:
Наверху сильная черта. Созерцай их жизнь. Благородному человеку не будет хулы.
-------------------------------------------------------------------------------
Гексаграмма № 21. "Ши-хо". Стиснутые зубы
_________
___ ___
___ ___
_________
___ ___
_________
Казалось бы, предыдущая ситуация такова, что все силы, участвующие в ней, стоят в таком гармоническом взаимоотношении, что невозможно ничему нарушать это "созерцание". Однако, как полное совершенство едва ли достижимо, так даже эта ситуация подвержена закону изменчивости. Она меняется в том отношении, что начинают приобретать значение оппозиционные элементы. Для того чтобы выправить их разрушительную деятельность, необходимы совершенно активные мероприятия. Как совершенно чуждые, эти элементы, вклиниваясь в органическое целое данной ситуации, могут быть восприняты двояко: или как нечто чуждое данной ситуации и поэтому с точки зрения ее - пустое, не существующее, но нечто своей пустотой нарушающее и мешающее соединению элементов, исконно присущих данной ситуации. Как бы то ни было, чуждое мешает единству и должно быть уничтожено. Образ "стиснутых зубов" выражает, во-первых, восстановление нарушенного единства и, во-вторых, разрушение того, что попадает между зубами. Только такое активное очищение от чуждого приводит развитие к продвижению вперед. И если здесь еще нельзя говорить об окончательном уничтожении чуждого, то все же ситуации благоприятствует ограничение свободы вредно действующих элементов. В переносном смысле это приложимо и к процессу познания, к тому именно моменту, когда к нему примешиваются ненужные и чуждые понятия, коренящиеся в прошлом опыте и недомыслии, в тот момент, когда от непосредственного созерцания нужно перейти к самому познавательному акту. Эти мешающие понятия должны быть подавлены. И в тексте сказано:
Стиснутые зубы. Развитие. Благоприятно применение тюрем.

"1"

При подавлении отрицательных и чуждых элементов следует стараться приметить их уже в самом начале, когда их воздействие еще незначительно. Это одинаково и для практики и для познания. В познании эти чуждые элементы, - прежде усвоенные понятия, не имеющие отношения к познаваемому вновь и лишь отвлекающие от него, не могут быть корректированы из еще не завершенного нового акта познания, но могут быть устранены благодаря разуму, выработанному, как они, в прошлом. Все чуждое должно быть сразу же устранено, прежде чем оно приобретет силу, достаточную для активного сопротивления. Эта позиция - лишь начало всего процесса, здесь чуждые элементы еще не окрепли. Кроме того, как это символически выражено световой линией, правильно занимающей подобающую позицию (нечетную), человек в таком положении обладает достаточными силами и возможностями для того, чтобы вовремя удержаться от отрицательного поступка, "надеть на ноги колодки и придавить пальцы на ногах", чтобы не пойти по неверному пути. Именно в этом образе данную мысль выражает текст:
В начале сильная черта. Надень колодки и придави пальцы на ногах. Хулы не будет.

"2"

Хотя чуждое еще и не окончательно окрепло, но оно уже может оказывать сопротивление. Пусть оно еще слабо и выражено в образе мягкого мяса, но сквозь него необходимо уже прогрызаться, - "вцепиться зубами в мягкое мясо". Однако, хотя это и нетрудно, т.е. нетрудно подавить зло, лишь начинающее действовать, оно все же оказывает неожиданное сопротивление: если вцепиться зубами в большой кусок мягкого мяса, то оно придавит нос, и дышать (жить) будет трудно. Однако и здесь дело еще поправимо, ибо выступает уже в гармонически действующее новое познание, а проступок еще недостаточно оплотнел. Символически это выражено тем, что вторая, четная, позиция занята слабой, податливой чертой, в тексте это выражено так:
Слабая черта на втором месте. Вцепишься зубами в мягкое мясо. Оно придавит твой нос. Хулы не будет.

"3"

Если на предыдущей ступени податливость и слабость еще и допустима, то здесь, на напряженной позиции кризиса она, символизирована слабой чертой, неправильно занимающей нечетную, световую позицию, уже недостаточна для преодоления зла. Если на первой позиции положение могло быть спасено прежде накопленным разумом, то здесь он выступает уже как нечто устаревшее, как яд. Изменившееся положение выражено в соответственно измененных образах. Однако эта позиция - лишь позиция кризиса, но еще не гибели, и в тексте указано на небезвыходность положения следующим образом:
Слабая черта на третьем месте. Вцепившись зубами в окосневшее мясо, Встретишь яд. Небольшое сожаление. Хулы не будет.

"4"

Воздействие чуждого становится все сильнее, оно смешивает грани между добром и злом. Нужны большая внутренняя стойкость и сила (ее наличие символизировано сильной чертой), для того чтобы привести положение к счастливому исходу. Здесь не столь трудно напасть на зло, сколь трудно остаться незатронутым им. Не так трудно охотнику, выстрелив в добычу, ранить ее до кости, как трудно тогда извлечь оттуда стрелу. Не трудно прокусить мясо, наросшее на кости, но не будет ли с зубами того же, что было со стрелой охотника, ранившего добычу до кости? Чтобы этого не случилось, нужна уже указанная стойкость. Поэтому в тексте сказано:
Сильная черта на четвертом месте. Вцепишься зубами в мясо при кости, [чтобы] добыть металлическую стрелу. Благоприятна стойкость в затруднениях. Счастье.

"5"

Отрицательные воздействия здесь окрепли уже настолько, что в контексте других образов они выражены в образе засохшего мяса: то, что должно быть податливо мягким, - мясо, - стало иссохшим и жестким. Но надо учесть, что пятая позиция, благоприятнейшая в гексаграмме для внешнего проявления всего процесса, символизирует самый благоприятный момент всей ситуации. Поэтому достижения здесь возможны, и они выражены в образе "желтого золота". О символике желтого цвета уже было сказано во второй гексаграмме, поэтому здесь ее объяснять излишне. Надо еще только упомянуть, что в этих условиях активного преодоления зла весьма затруднительного стойкое сохранение достигнутого. Однако здесь может хватить сил и на преодоление этих трудностей, о чем свидетельствует и наш текст:
Слабая черта на пятом месте. Вцепившись зубами в засохшее мясо, Добудешь желтое золото. Стойкость - ужасна. Хулы не будет.

"6"

Эта позиция - максимальное развитие зла, отсталости. Оно охватывает всего человека доверху. Точно колодка надета сверху на шею и прижимает уши так, что человек уже не услышит никаких увещеваний. Единственный выход из положения - это пресечь зло на более ранней ступени. Если же ситуация доведена до данной позиции, то в ней человек уже не будет склонен к исправлению. И текст говорит со строгой категоричностью:
Наверху сильная черта. Наложат колодку [на шею]. И придавит она уши. Несчастье.
-------------------------------------------------------------------------------
Гексаграмма № 22. "Би". Убранство
_________
___ ___
_________
___ ___
___ ___
_________
Если искус предыдущей ступени пройден правильно, если уже завоевано сравнительно мирное положение может быть обращено и на следующий за таким завоеванием этап культурного развития. Отрицательные элементы, паллиативы познания здесь уже подавлены, и можно установить новые критерии, проявить блеск познаний, приобретенных вновь. Все это - путь развития. Однако это 
развитие ограничивается лишь незначительными, чисто внешними нововведениями и не вносит ничего нового по существу. Эти нововведения - лишь блестящее украшение, уже потерявшее свою прежнюю ценность. Даже само название свидетельствует об этом, если мы проведем пиктографический анализ термина "би". Если принять во внимание, что в данном иероглифе детерминатив "раковина", то не напрашивается ли мысль, что когда-то в Китае раковины служили разменной единицей и лишь впоследствии они были заменены деньгами? (Современное слово "деньги" пишется с детерминативом "металл".) Раковины, потеряв значение денег, сохранили все же значение "ценность", "украшение", что нетрудно усмотреть в комплексе иероглифов, имеющих "раковину" в качестве детерминатива и относящихся к предметам, связанным с понятиями ценностей и украшений. Хотя здесь и имеется в виду украшение, но это украшение лишь внешнее, и ему нельзя придавать большого значения, что засвидетельствовано отрицательной оценкой, данной Конфуцием этой гексаграмме, как сказано в энциклопедии "Люйши Чуньцю" (цитирую по Нагаи Кимпу "Сюэкисити", см. под данной гексаграммой). Таким образом, для крупных и значительных дел данная гексаграмма предпринимать лишь не важные дела, о чем говорится и в тексте:
Убранство. Развитие. В малом благотворно иметь куда выступить.

"1"

Стремление украсить себя, с известной точки зрения, есть стремление скрыть свои недостатки и казаться не тем, чем человек является в действительности. Поэтому в данной ситуации лучше не украшать себя. На первой ступени тенденция к украшению еще не очень сильна, ибо процесс - лишь в начале, а так как начало гексаграммы внизу, то и в тексте дается образ украшения на пальцах ног. Но наряду с этим то, что надо украшениям противопоставить что-то реальное, чем должны служить ноги; поэтому и в тексте говорится:
В начале сильная черта. Украсить эти пальцы на ногах. Оставь колесницу и иди [пешком].

"2"

Украшение не оказывает дурного действия, если оно не поглощает человека целиком, если он может относится к нему с полной отрешенностью. Вторая черта данной гексаграммы - слабая, или в терминологии "Книги Перемен" "пустая". Эта пустота символизирует здесь необходимую отрешенность, благодаря которой допустимы украшения. При этом человек не относит украшения к самому себе, а лишь к своему окружению. Если лицо есть наиболее индивидуализированное выражение личности, то баки, усы и борода лишь обрамляют лицо и символизируют не самого человека, а его ближайшее окружение. Принимая это во внимание, можно понять текст:
Слабая черта на втором месте. Украсишь эти бороду и усы.

"3"

Кризис этого отрицательного процесса выражается в том, что здесь он действует не столь интенсивно, и даже наибольшая пышность убранства не является здесь опасной. Однако это лишь ослабление отрицательного влияния данной ситуации, но не его исчезновение. Поэтому здесь все же необходимо активное сохранение стойкого отношения к, может быть, и соблазнительной красоте наряда - для достижения счастливого исхода всего процесса. Вот почему в тексте мы читаем:
Сильная черта на третьем месте. Разубранность. Разукрашенность. Вечная стойкость - к счастью.

"4"

Хотя данная позиция - это позиция самоотрешения, пустое стремление к украшению уже успевает возрасти настолько, что здесь оно оказывает на самоотрешение свое сильное влияние, лишая его даже сущности и превращая его лишь украшение. Эта позиция, правда, восприимчива к благотворным воздействиям остальных позиций данной гексаграммы, которые по отношению к ней символизируют (по мнению Вань И) просветленных учителей и добрых друзей, но здесь достижимо познание значения белого цвета ("белый конь"), понимаемого как противопоставление чистой самоотрешенности пестроте украшений. Этот "брак" здесь невозможен из-за действия "разбойника" - указанного выше стремления к украшению, отнимающего действительность даже у самоотрешения. "Разбойник" этот появляется здесь, по мнению Вань И, из-за недоверия к себе, свойственного человеку в таком жизненном положении, какое описывается на данной позиции. Текст облекает это в следующие образы:
Слабая черта на четвертом месте. Разубранность. Белизна. Белый конь точно крылат. Если бы не разбойник, был бы брак.

"5"

Сама по себе пятая позиция благоприятна, но здесь она представлена слабой чертой, имеющей перед собой препятствие (верхнюю сильную черту). Поэтому она символизирует такого человека, который в процесса отказа от внешнего блеска во имя существенного, несмотря на свое положение, не развил достаточных сил для привлечения к себе помощи от более развитого человека. Хотя он и может раздавать дары (парча) - но дары его скудны и убоги. Поэтому его ожидает сожаление. Однако уже само стремление хотя бы такими дарами призвать себе помощь не оказывается бесплодным и рано или поздно приводит к счастью, как об этом говорит и текст:
Слабая черта на пятом месте. Украшение в саду на холме. Связки [подносимой] парчи - убожество. Сожаление. В конце концов - счастье.

"6"

Полное затмение мишуры украшений чем-либо по существу ценным невозможно в ситуации, описываемой в данной гексаграмме. Самой большое, что возможно здесь во время, когда заканчивается данная ситуация, - это подлинный отказ от пестроты украшений и допущение украшений белого цвета, символизирующих чистоту и непорочность. Текст лаконично выражает это так:
Наверху сильная черта. Хулы не будет. Белое украшение.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яндекс.Метрика