Авторская Программа
Авторская Программа
Авторская Программа
КИНО
МУЗЫКА
Метки и теги
Авторизация
Гадания онлайн
Гадания онлайн
Главные новости
Вопрос - Ответ
Наш опрос
Откуда Вы о нас узнали?
Рассылка новостей
Партнёры:

Туристический комплекс



Вселенная радости



Тренинги и семинары по психологии


Долина Белого Шамана

Палея толковая Ч. 2.

 

В этот день [творения] один из ангелов по имени Сатана, который был старейшиной десятого чина[2], увидел, как Бог украсил ту твердь[3], о которой мы говорили, то есть небо и землю, преисполнился гордыней и подумал: «Как прекрасна вселенная, но не вижу на ней жителей; приду на землю и возьму ее и буду обладать ею и буду как Бог, и поставлю престол свой на облаках». И тотчас сверг его Господь с небес за гордость помысла его. Вслед за ним, словно песок, просыпавшийся с небес, пал подначальный ему десятый чин: одни пролетели в преисподнюю, другие пали на землю, третьи повисли в воздухе[4]. Голос архангелов, архистратиг Михаил, бывший начальником и воеводой воинства Господня и старейшиной второго чина, увидел отступника, падшего вместе со своим чином, и звучным, сильным и страшным голосом вскричал: «Внемлем и гласом воинства восхвалим Бога всех!» Воскликнул: «Внемлем, ибо мы созданы Ему на службу и предстоим Богу, вы же на что поднялись и что сотворили?» Воскликнул: «Внемлем, ибо что мы есть?! Внемлем, с трепетом служа Богу!» Воскликнул: «Внемлем, ибо с нами свет, и ныне, обличенные светом, вы стали тьмой!» Воскликнул: «Внемлем, ибо эти возгордились и погибли. Мы же внемлем, ибо мы Божии слуги страшной силы Его!» И бесы, слышавшие глас архангела Михаила, тут же были повешены в воздухе. Первые же падшие бесы, которые провалились в преисподнюю, теперь как глухие и с тех пор ничего в мире не знают. А те из них, которые пали на землю, те ходят по земле, причиняя зло своими соблазнами. Последние же из них архангельским гласом оставлены в воздухе, и они, повиснув, творят пакостей сколько могут[5].

Сатана, бывший старейшиной в чине, стал начальником земного чина [бесов] и получил власть над землей. Изначала, созданный Богом, [Сатана] был не лукавым, а благим, но он не смог стерпеть той участи, которая выпала ему от Творца. Он самовластной волей извратил свою природу, восстал помыслом на Бога Творца, воспротивился Ему в мысли и, став первым отступником, пришел к своей погибели и отпал от блага во зло, из-за своеволия стал тьмой и был с позором отвергнут. И пало множество его подчиненных из упомянутого ангельского чина и потеряли власть, ибо воинство, отпавшее от своего назначения, не имеет силы владеть кем-либо[6]. Ибо и в книге Иова сказано, что по попущению Божию они покрыли его язвами (см.: Иов. 1: 12); и в Евангелии снова написано, что даже над свиньями они не имеют власти, если то не предначертано от Бога (см.: Мф. 8: 31-32). Когда же бывает попущение Божие, тогда они усиливаются, преображаются и видоизменяются, возбуждая мятежные мысли[7]. Того же, что должно быть, не ведают ни ангелы, ни падшие с небес. Если же будущее бывает открыто, то ангелами, посланными от Бога[8], который велит им провозвестить его Своим угодникам. И то, что говорят ангелы, [действительно] сбывается. То же, что бесы «пророчествуют» волшебникам, чародеям, колдунам и прорицателям, то не все прямо сбывается. Иногда они знают, что случится в далеком будущем, и иной раз, по промыслу, об этом говорят. Иногда же они обвораживают маловеров и, увлекая их к погибели, смущают их кознями и соблазнами, обольщают ложью их ум. Даже если иногда они говорят истину, то итог их слов все равно ведет к злу, заставляя лгать. Потому не следует им верить, ибо очевидно, что после падения бесам уже нет покаяния, как и людям после смерти. Падший сатана согрешил в помысле своем и стал называться сопротивником Божиим[9]. Вместо него Господь поставил старшим архистратига Михаила. Падший чин [ангелов] стал называться бесами; Господь отнял у них славу и честь, отнял и свет, бывший на них раньше, и обратил их в духов тьмы; Он позволил им обладать воздушной стихией[10].

Вместо десятого [ангельского] чина Он задумал сотворить человека, чтобы свет и венцы падших передать правоверным, и называется десятый чин человеколюбивым[11]. Ибо, как учит нас Божественное Писание, те, кто пострадал за Имя своего Господа — святые пророки, апостолы, преподобные, праведники и [весь] лик мученический, — те получили обетование от Спасителя. О них же сказал и великий Павел: «Хотя много страданий и искушений приняли святые, но они же сподобились дара творить чудеса». Или, находясь в раках, миро источают, или костьми и власами или полотном своих риз бесов изгоняют. Но все они были послушны в вере, однако не получили обещанного, говорит Павел, но лишь по вере получили обетование принять венцы неизреченной славы, ибо, по свидетельству Павла, «Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» (Евр. 11: 40). Так как Бог больше всего заботится о человеческом роде и ждет последних [грешников], потому-то грешники трепещут дня суда Божия, ибо они будут преданы геенне и страшным мукам. Праведники же радуются об этом страшном и судном дне, когда они получат обетованное, достигнут совершенства и станут совершенными через Владыку Христа, вступят в ангельский чин и предстанут пред Господом[12].

В Писании сказано: «И был вечер, и было утро: день пятый» (Быт. 1: 23) В пятый день сказал Бог: «Да произведет вода рыб и пресмыкающихся по роду, птиц — душу живую, — парящих по воздуху под твердью небесной, по роду их» (Быт. 1: 20). Как только Бог повелел, вода тут же быстро произвела их по роду[13]. Обрати внимание на то, что Творец разными словами творил траву и животных, вышедших из единой земли. Когда Владыка повелел быть траве и деревьям, Он сказал: «Да произрастет на земле...», а о скоте и зверях — «Да произведет земля душу живую по роду их». Посмотри: хотя из единой земли все исходит, но разное слово произнес Владыка. Тому, что производит плоды и всегда будет их производить, Владыка повелел пребывать в земле, словно в материнской утробе, умирать опаданием листьев или высыханием ветвей и снова возрождаться от той же земли. Животные же лишь однажды произведены из земли и больше от нее не рождаются, но сами от себя[14].

Тогда родились громадные, как острова, киты[15] и другая мелкая [рыба], населяющая все — море, реки, озера и болота[16]. И все это, по слову Господню, вода произвела в одно время. О чудо дивное! Как смогла водная стихия, легко растекающаяся и бездушная, произвести бесчисленный род [животных], имеющих кости и плоть?![17] О чудо великое! Вода сверхъестественным образом произвела род парящих птиц и род пресмыкающихся по земле.

Смотри же, жестокосердный жидовин: отчего же не родить Деве Младенца — такого же по природе, как и родившая Его[18]; такую же плоть и кость имевшего, принявшего от Девы человеческую природу, однако носившего в Себе неизреченную силу Божества?[19]

Вернемся, однако, к нашему предмету. Небо украсилось звездами, земля же украсилась растительностью с ее бесчисленными цветами. После этого Творец украшает воды, говоря: «Да произведут воды пресмыкающихся, душу живую по роду; и всякого рода плавающих по поверхности вод или в глубине; и птиц, парящих по воздуху» (Быт. 1: 20-21). И стало так по Божественному повелению, и тут же вода слушается повеления Творца: тут и моря наполнились всякого рода [созданий], и реки, озера и болота бурно рождают по естеству. Не была в бездействии никакая вода, даже смешанная с грязью. Как только быстрее молнии изошла Божественная сила, тут же по всей вселенной вода рождает живое. Не были в бездействии ни тина, ни грязь, ибо и в них есть вода, и в согласии со своей природой произвели жаб, саранчу, комаров, слепней и всякого рода жуков[20]. Птицы же, хотя и произведены от воды, но кормятся, летая над сушей; так им от Господа положено принимать пищу, для чего им и даны ноги. Поскольку и рыб и птиц Господь произвел от воды, то у тех и у других есть много общего: как птица плавает сквозь воздух, так и рыба сквозь воду; как рыбы плывут в воде, отталкиваясь плавниками и правя хвостом, так и у птицы есть нечто похожее — отталкиваясь оперенными крыльями и правя хвостом, она летит куда хочет[21]. Кто сможет описать все виды рыб, птиц и пресмыкающихся, которые Божиим повеление произвела вода? Если кто-то возьмется всех их перечислить и ясно назвать, тот человек [сможет] и звезды небесные пересчитать, и море измерить черпаком. Мы же поговорим только о некоторых из них, чьи [повадки] похожи на наш характер.

Есть птица по имени алконост[22]. Она свивает гнездо на песчаном берегу на краю моря и тут откладывает свои яйца. Ее птенцы вылупляются в зимнее время года. Когда она почует, что ее птенцам пора вылупляться, то она берет свои яйца, выносит на середину моря и пускает их в глубину. В это время море бывает бурным и бьется волнами о берег, но как только алконост отнесет яйца на одно место и сядет над ними наверху на воде (сами яйца находятся на глубине), то на море бывает затишье в течение семи дней, пока алконостовы птенцы не вылупятся в глубине [моря]; выйдя из воды, они узнают своих родителей. Посмотри на великого Создателя жизни — всемогущего благого Бога, как он заботится о неразумной [твари] и усмиряет великое и гордое море; чего же только не сделает Господь ради человека, которого сотворил по образу Своему. Вспомним Иону (см. Ин. 2: 1-11), который также был в морской глубине в чреве кита три дня и три ночи, прообразуя воскресение Спасителя (см. Ион. 2: 1-11[23]. Вспомним же и Петра, верховного [апостола], ходившего по воде (см. Мф. 14: 29), а также инока Мартимиана, переехавшего на рыбе морскую пучину[24]. Вспомним Павла, сказавшего: «Любящим Бога все содействует ко благу» (Рим. 8: 28). Так же и Давыд сказал: «Как велики дела твои, Господи! Все сотворил Ты премудро!» (Пс. 103: 24)

Есть рыба, которую зовут многоножкой[25]. Ее природа и повадка таковы: она становится того же [цвета], что и камень, к которому она подплывает — у зеленого зеленой, у белого белой, у другого другой. Потому-то другие рыбы, не почуяв разницы, попадают ей в пасть, принимая ее за камень, ибо тело ее изменчиво. Так и иные [люди] живут: с язычниками они язычники, с христианами — христиане, с иноверными — иноверные.

Есть еще такая птица, называемая кукушка. У этой птицы злая повадка: когда ей пора класть яйца, то она откладывает их в гнезда других птиц, сама же в своем гнезде их не высиживает, но подбрасывает своих птенцов другим птицам. Из-за ненасытности своего чрева она не хочет потрудиться у своего гнезда и только злокозненными криками призывает самца к спариванию. Ей-то и уподобились вы, окаянные иудеи: вы отвернулись, как от птенцов, от учения святых книг и передали священное Писание языческим народам[26]. Из какого народа были четыре евангелиста, которые вдохновением Святого Духа описали чудеса Божии и рассказали о деяниях апостолов? И Павлова Послания к евреям вы не признали из-за своего прелюбодейства и из-за гордыни не потрудились [понять] эти святые писания. Святые же апостолы по прошествии пятидесяти дней после Воскресения, подобно птице, кладущей яйца в гнезда, слово Спасителя отдали чужим народам[27]. Мы же слово Спасителя приняли не от своих отцов и дедов, а от ваших братьев — святых апостолов и по чину ангельскому взываем и говорим: «Свят, свят, свят Господь в Троице нераздельный!».

Еще есть рыба, называемая мурена[28]. Она нечиста делами и весьма скверна. Когда наступает время нереста, она ищет для совокупления ядовитую змею. Улучив момент, когда той настает время совокупления, мурена находит ее и соединяется с ней, из-за чего эта рыба является нечистой среди всех рыб. Эта рыба, оставив свою пару, соединяется с ядовитым гадом, потому и нечиста. И среди людей есть басурманский народ: будучи заражены ересью своего Магомета, они оставляют своих жен и содомски соединяются друг с другом. Из-за этого они моют анальные части лучше, чем лицо и грудь[29].

Есть еще рыбы, называемые тюленями[30]. У их детенышей есть такая повадка: от испуга они снова влезают в материнскую утробу. Таков же и нрав злых людей: когда соблазнами и ложью они стараются совратить человека с пути праведного и бывают обличаемы ими, то они прячут свой яд.

Есть также птица, которую в Индии зовут феникс[31] и о которой пророк Давыд сказал в 91 псалме: «Праведник цветет, как феникс[32]» (Пс. 91: 13). Эта птица живет одна в гнезде, не имея ни пары, ни птенцов. Свою пищу она добывает так. Летая в кедровые рощи Ливана, она напояет свои крылья ароматами и потому всегда бывает благоуханной. Когда же она состарится, то поднимается на небесную высоту и берет небесный огонь; спустившись, она поджигает свое гнездо и сгорает вместе с ним. Но в пепле своего гнезда она снова возрождается в виде гусеницы, и в этой гусенице заключена та же птица с той же природой и повадками. Эта птица феникс показывает нам образ истинно верующих в Бога: принимая мучения за Христа, они обретают лучшую пищу рая и поселяются в райском благоухании. Смотри: как нет у человека славы, если не будет испытан в сражении, так и святые мученики в борьбе с мучителем приняли венцы славы. Одни боролись с голодом и жаждой, а также нагим телом противились холоду. Другие же — цари, властители и судьи — свою волю подавляют и, получив закон Божий, блюдут его. Они венчаются [на царство] не из гордости, не для того, чтобы следовать своей воле, но, словно взвалив на плечи рабское иго, они, как печать, получив слово Божие, блюдут его. Смотри: тот, кто не венчался кровью мученической, тот бывает пустынножителем, или, уходя в монастырь, умирает для мира[33], или, венчаясь на царство и облекаясь в мантию, отрекается от своей воли, — те одинаково исполняет закон Божий. Но вы, окаянные иудеи и скверные басурмане![34] Видя чудеса и благодать Господню, вы разум свой погубили и очи свои смежили, слышали пророков, но заткнули уши от святого Писания, во всем уподобившись жалкому щенку: ни ушами вы не слышите, ни глазами вы не видите; только и есть у вас жизнь, да и та негодная[35].

Однако возвратимся к своему предмету. Как сказано в Писании, «И сотворил Господь всякую душу живую, которую произвели воды, и всякую птицу пернатую по роду. Взглянув на них, Господь благословил их, говоря: “растите и умножайтесь, и наполняйте воды, и птицы пусть умножаются на земле”. И был вечер, и было утро: день пятый» (Быт. 1: 21-23). [36]Иоанн Златоуст сказал в «Словах»: «Спрошу тебя, жидовин: почему Господь, сотворив Солнце и месяц, не благословил [их]? И растения с травой не благословил? Когда же повелел выйти летающим и лазающим, ныряющим и пресмыкающимся, то благословил? По какой причине одно благословил, а другое не благословил? Внимай сему: не потому ли, что звезды, сколько их было изначально сотворено и какими они сотворены, такими они и остаются? Ни число их не может увеличиться, ни размеры; поэтому им и не требовалось благословения. Тех же, кто был произведен водой, Он благословил, ибо повелел им умножаться и расти. Если бы не было благословения Владыки, то они бы вскоре все сгинули, поскольку они, охотясь, друг друга поедают; и рыбы, и птицы поедают [друг друга], а еще больше рыбы и птицы гибнут от человека. Несчастье губить самих себя есть у рыб, [которые, кроме того], вымирают, задохнувшись в реке или озере. Это же несчастье есть и у птиц — губить самих себя. И человек их ловит, и в зимнее время года они ищут теплые места и летают через море; иногда поднимаются сильные бури, и они тонут. Иногда они [погибают] от холода, иногда жестоко вымирают от сильных дождей. Поэтому, предвидя несчастья [этих созданий], Господь благословил их. Солнце же, Месяц и прочие звезды пребывают [такими], как во время своего сотворения. Но как мы сказали, Господь, предвидя их страдания, повелел им умножаться. И вот одни наполняют гнезда своими птенцами, другие каждый месяц родят птенцов; рыбы же гнезд не делают и не трудятся для прокормления своего потомства, но вода поднимает изверженную икру и животворит [из нее] рыб, благодаря чему умножается этот бесчисленный род.

В шестой день сказал Господь: «Да произведет земля душу живую — четвероногих зверей и скотов, и гадов по роду их» (Быт. 1: 24). И стало так, как повелел Господь: земля произвела животных. Полезным и бесполезным, ядовитым и не свирепым — всем Он повелел быть. Звери и птицы, и гады, наносящие нам всяческий вред, также были сотворены, однако смотри: не без умысла сотворил их Владыка: полезных из них Он отдал нам, а неполезные же оставлены нам в качестве некоего устрашения. Когда развращенный род иудейский совратился, то не предал ли их Господь ядовитым змеям, чтобы те их жалили и они умирали?[37] Видящие это знамение и прибегающие к Богу остаются невредимыми. Отсюда понятно: как дети, чего-то испугавшись, прячутся в объятиях родителей, так и нам Бог дал некое ядовитое устрашение, чтобы мы, прибегая к Господней благодати, оставались невредимы. Писание говорит нам: когда Бог сотворил Адама и повелел всем животным прийти к Адаму, чтобы он дал им имена, то Он снова сказал: «Страх и трепет да будет на всех них» (см. Быт. 2: 19-20). И вот все создания, приняв [это] от Бога как закон, боятся Адама. Когда же мы опять согрешили, то только малую [ их часть] Господь отдал нам для работ. Но и доныне не оставил Господь своих рабов, живущих в молитве пред Ним: и с Ноем в ковчеге были свирепые и неукротимые животные (см. Быт. 7: 1-5), после того и львы устрашились Даниила во львином рву (см. Дан. 6: 16-23), и иноку Герасиму служил дикий зверь[38]. Как сказал божественный Павел, «любящим Бога все споспешествует» (Рим. 8: 28).

Посмотри, как дважды почтил Бог землю: во-первых, повелел ей произвести семена и растения, во-вторых, повелел произвести животных, говоря: «Да произведет земля душу живую» (Быт. 1: 24). Смотри, как присоединена душа к крови, кровь к плоти, а плоть к земле: так как сначала земля произвела плоть, плоть — кровь, кровь — душу, то душа животных есть земля; ибо в Писании сказано, что у всякого животного душа в крови[39]. Кровь, остывшая в теле, становится плотью; остывшая плоть превращается в землю, и так погибает душа животных. «И сказал Бог: “Да произведет земля душу”» (Быт. 1: 24). Господь для того повелел душе животных быть от земли, чтобы отличить ее от души человеческой.

Земля же покрылась плодами и приготовила пищу четвероногим животным. Поэтому Господь повелел быть четвероногим животным только тогда, когда приготовил им пищу. Так же и рыбам и птицам Он не повелел быть прежде [сотворения] воды. Так наш искусный Господь для каждого рода [животных] сначала приготовил пищу, а потом привел их к бытию. Земля была разнообразно украшена, море и реки наполнились рыбами, были созданы птицы, земля по повелению [Божию] произвела четвероногих, и великое множество всякого рода [живых существ] пришло к бытию. И только человека еще не было, но не [из-за] неуважения, а [ради] чести, чтобы сначала приготовить ему дом. Ничего без меры и смысла не творит Владыка, но все нужное. Смотри: сначала Бог создал траву и семена, а потом четвероногих и птиц, которые ими питаются[40]. Сначала создал пищу, чтобы питаться, а потом тех, кто питается, сначала создал потребное, а потом тех, кому это потребно. Так же Господь поступил и в Священном Писании: пророки предварили Господа, проповедуя Христа, а потом пришел Тот, о Котором они свидетельствовали. Так и Владыка, желая почтить человека, сначала предуготовил для него все потребное и [только] потом будет творить самого человека. Смотри и разумей: когда Господь творил небо и землю, то Он сотворил их только [одним] повелением; когда твердь возникла по повелению или когда Он устанавливал оба светила и бесчисленные звезды, то одним повелением Он сотворил их. Он сказал: «Да произрастит земля», — и стало так; и после сказал: «Да произведут воды», — и произвели; земле повелел произвести всех четвероногих, и она произвела [их]. Когда же Владыка подошел к сотворению человека, то — О дивное чудо! — Бог нуждается в советнике! [Тем самым] Он являет Сына, на деле же творит Святой Дух[41]. «И сказал Бог: “Сотворим человека”» (Быт. 1: 26). Пойми, жидовин, что смысл [этого] слова [в том], что с Ним были [во время творения человека] Сын, Которого мы проповедуем, и Св. Дух, Которому мы поклоняемся[42]. Познай щедрость Владыки: Он тебе словно через приоткрытое окошко позволил увидеть Того, Кто Ему искони содействовал, [то есть] познать Отца и Сына и Святого Духа, вместе прославляемых и все творящих. Посмотри, что сказал Владыка: «Сотворим человека». Как выразить Непостижимого, Которого на небесах со страхом трепещут ангелы, и бесы со страхом и ужасом трясутся от силы триипостасного Божества, существующего безначально!

Подобно тому как невидимое слово исходит от души и тела слышимым является на свет, так и Сын — Слово Божие, — будучи сокрыт в Отце прежде веков, явил тайну вселенной. И как слово, исходя из души и тела, не истощает и [ничего] не лишает говорящего, слушающего же обогащает, как слово, приходя к слушающему, не уходит от говорящего, так и Божие Слово, сущее в Отце, пришло к нам во плоти, [но] не отделилось по природе от Отца, соединившись с нами по благодати; будучи Богом по природе, Оно есть Слово по имени[43]. Так Иоанн, будучи по природе человеком, назван именем Глас вопиющего в пустыне (см. Мф. 3: 3)за его проповедь. Так и Сын Божий, будучи Богом, назван Богом-Словом вследствие [своего] бесстрастного рождения. «В начале было Слово» (Ин. 1: 1), но не слово без ипостаси; и не повеление и заповедь Божия Единородный Сын; Слово — не звучащие слоги и слова, но Слово, дающее жизнь, ибо сказано: «Кто слушает Мои слова, тот имеет жизнь вечную» (Ин. 5: 24). Не так, как наше слово, рассеивающееся в воздухе без остатка, Слово Божие — ипостасное, совершенное, помещающееся не вне Его, но всегда в пребывающее в Нем[44]. Вследствие этого наше слово не ипостасно, тогда как Слово, будучи [особой] ипостасью, не отделяется [от Отца], но, будучи во всем совершенным, через Отца познается. Так же познается и Святой Дух Божий. Подобно тому как ипостасность Слова Божия мы узнаем не потому, что Оно произносится и через воздушную среду воздействует на слух, но посредством Его действий и всемогущества, подобно этому и ипостасность Духа познаем через свидетельства Его энергийных проявлений. Ипостасным свойством [Духа является то, что Он] от Отца исходит, на Сыне почивает, по природе неразделен [с Отцом и Сыном], но по ипостаси является живым, решительным[45], самодвижным, действующим, ни начала имеющим, ни конца. Никогда Отец не был без Слова, и Слово — без Духа, ибо их природа едина. Эти обновлением Слова и Духа падает ложь многобожия и истребляется иудейское заблуждение[47]. Ибо обличает их божественный Давыд, говоря: «Вовеки, Господи, Слово Твое пребывает на небесах» (Пс. 118: 89); и еще: «Послал Слово свое и исцелил их» (Пс. 106: 20) и после этого снова сказал о нераздельности [Троицы]: «Словом Господним утверждены небеса, и Духом уст Его — все воинство их» (Пс. 32: 6). И еще раз о Духе: «Пошлешь Дух твой — и созидаются, и Ты обновляешь лицо земли» (Пс. 103: 30). Иов же сказал: «Дух Божий создал меня» (Иов. 33: 4). Дух — не пар, исходящий из уст, ибо уста Божии не из плоти. [Дух Божий], будучи ипостасным, всегда с Отцом и Сыном действует и управляет вселенной.

Ты, жидовин, возражаешь мне, что Он обращается к ангелам[48]. Когда Господь творил бесчисленное множество ангелов, то почему у Него не было советника? Господь сказал: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию» (Быт. 1: 26) потому, что Он предвидел свое пришествие во плоти[49]; Сын же с Отцом и Св. Духом был до века. Однако же иудеи говорят нам, что Бог сказал это ангелам: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию». В ответ мы им скажем: о окаянные иудеи, преисполненные неверия! Как же это вы уподобляете образ Божий[50] ангельскому образу?![51] Разве святые не говорят об огненной природе ангелов, как о том сказал божественный Давыд в 103 псалме: «Ты творишь огненных духов — своими ангелами и огнь пламенный — своими слугами» (Пс. 103: 4). Это действительно так: когда при Гедеоне архангел прикоснулся жезлом к жертвеннику, тот мгновенно загорелся. Если бы он не имел огненной природы, то ему было бы невозможно держать в своих руках пылающего (огненного) жезла. Это явствует также из следующего. Когда при царе Навуходоносоре была разожжена печь в 40 на 9 локтей, тогда три закованных юноши были ввержены в эту объятую пламенем печь. Ангел же вошел в ту огненную печь и оросил ее, и [огонь] не коснулся их, ибо [ангел] оросил юношей по повелению Владыки (см. Дан. 3: 21-50). Рассудим здраво: если бы человек был сотворен по образу ангела, то он бы от пламени не загорался и не умирал[52].

Другие иудеи снова тщатся уверить нас, что это своей Премудрости Бог сказал «Сотворим человека...»[53]. Уже одним этим они явно сами обличают свое неверие, ибо Соломон сказал: «Премудрость создала себе храм» (Притч. 9: 1). Мудрость он именует Сына Божия, а под храмом подразумевает святую, Пречистую, непорочную и безгрешную Деву, Богородицу Марию. Если бы Премудрость Божия не была Сыном Божиим, то Он не воплотился бы.

Не следует нам отделять божество от человечества и человечество от божества, как отделяют иудеи и еретики[55], за что и придет к ним конечная погибель. Мы же как веруем, так и проповедуем. Хотя Пречистая Дева не познала хотения [мужа], Она отдала свою плоть, и Владыка получил от Матери [человеческое] естество. Истинный Бог, облекшись в плоть, [стал] истинным человеком, вот откуда слабость человека и величие божества: Он действует Словом как Бог и испытывает телесные страдания как человек; Словом Он творит чудеса, а телом принимает поношения иудеев. Он был Бог и человек, потому что Слово не отделилось от равенства Отчей славы, как и тело не отделилось от естества нашей природы. Тот же самый истинный Сын Божий есть истинный Сын Девы: облекшись плотью от Девы, Он носил в себе божественную силу. Его божественность явствует из того, что искони было Слово. Послушай, как согласно говорили Моисей и Иоанн Богослов, хотя в их словах есть и много различий. Смотри и внемли, как Моисей начинает говорить: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1: 1), — то есть указал на сотворенность неба и земли. И Иоанн, сын громов, исполнившись Святым Духом, сказал: «Искони было Слово» (Ин. 1: 1). Видишь же, что не сотворен и не создан был Сын Божий, но искони был с Отцом. Моисей же сказал: «Во второй день сотворил [Бог] твердь» (Быт. 1: 6-8), а Иоанн сказал: «И Слово было у Бога» (Ин. 1: 1). Моисей сказал: «В третий день сотворил Господь море и реки, и явилась суша, и земля произвела [растительность]» (Быт. 1: 9-11). Иоанн же сказал: «И Слово было Бог» (Ин. 1: 1). Моисей сказал: «В четвертый день сотворил Бог светила» (Быт. 1: 14). Иоанн же сказал: «И все через Него стало быть» (Ин. 1: 3). Моисей же сказал: «В пятый день сотворил Бог рыб и птиц, и всяких пресмыкающихся» (Быт. 1: 20). Иоанн же сказал: «Без Него ничто не начало Быть» (Ин. 1: 3). Заметь различие: если Моисей, говоря сотворил Бог, беседовал о творении, то Иоанн говорил о самом Творце, ибо Богу подобает быть присносущим, а созданию — возникать из небытия. То, чего не было, бывает потом созданным, а если Слово было искони, то Оно не создано и не сотворено, но в последние дни Оно явилось рожденным от Марии Девы — не привидением[57], но во плоти, воистину как человек, имея, однако, в себе силу божества. Вот как можно узнать, что Бог стал человеком: познать Его божество можно[58] по тому, что «искони было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1: 1); познать же Его человечество можно по тому, что «Слово стало плотью и вселилось в нас» (Ин. 1: 14); Он — Бог, поскольку «все через Него стало быть, и без Него ничто не начало быть» (Ин. 1: 3); Он же — человек, поскольку восприял от Девы плоть и находился под законом. Рождением во плоти выявляется человеческая природа, рождением же от Девы обнаруживается божественная сила. По убожеству пеленок мы познаем [в Нем обыкновенного] младенца; величие же Его Божества открывается в евангельских словах о том, как нечестивый Ирод задумал Его умертвить (см. Мф. 2: 3 — 8: 13, 16), [и о том, как] воссиявшая звезда привела волхвов поклониться всеобщему Владыке (см. Мф. 2: 2, 9-10); когда Он пришел к Иоанну креститься, Он не утаил свою божественность под покровом плоти, ибо глас Отца, сходя с небес, сказал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, и на Нем Мое благоволение» (Мф. 3: 17; Мк. 1: 11; Лк. 3: 22). Его как человека диавол искушает соблазнами (см. Мф. 4: 1-10), Ему как Богу служил ангельский чин (см. Мф. 4: 11). Голод, жажда, усталость и сон — являют человека (см. Лк. 24: 41-43; Ин. 19: 28; Лк. 8: 23; Мк. 4: 38), насыщение же пятью хлебами пяти тысяч [человек] (см. Мф. 14: 17-21); наделение самарянки живой водой, напившись которой, она не будет жаждать вовек (см. Ин. 4: 4-28); хождение пешим во морским волнам так, что ноги не погружались [в воду] (см. Мф. 14: 25), — [все это] поистине есть божественное дело. Плач от жалости и любви к умершему другу Божию Лазарю — от человеческого естества; когда же тот уже отошел в область смерти после четырехдневного пребывания в гробу, Он, возгласив, сказал: «Лазарь! Встань!», — и мертвый тут же воскрес (см. Ин. 11: 33-44), — то это [совершено] силой божественного повеления. Когда Он был распят на столбе и пригвожден на кресте, то страдала Его плоть; когда же тот день превратился в ночь, и поколебалась земля, и завеса в храме разодралась пополам снизу доверху (см. Мф. 27: 45, 51), то это действия Божества. Будучи одной природы, Он сказал: «Я и Отец — одно» (Ин. 10: 30), — свидетельствуя нам о равенстве [с Отцом] по божеству. Слова «Отец Мой более Меня» (Ин. 14: 28) Он сказал потому, что носит плоть[59]. Восприняв равную человеческую [природу], Он принимал и страдания, и поругания от беззаконников. Когда Сын Божий, родившись от Девы, воспринял тело, то божеством и славою Он не отделился от Отца. Из-за плотского естества, через которое Он пострадал, Он сказал: «Божеству подобает принимать страдания»,[60] — что и свершилось.

Однако возвратимся к своему предмету.

Если Владыка сказал: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию» (Быт. 1: 26), — то кому ты, жидовин, уподобляешь образ Божий? О нем Давыд говорит в 8 псалме: «Что есть человек, что Ты помнишь [о нем], и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8: 5) Ты же, [жидовин], умалил чин [человека] перед ангельским[61]; в таком случае если мы, люди, хуже ангелов, то почему бесчисленный [сонм] ангелов и архангелов Творец создал одним словом и не имел нужды в советнике? И только творя из праха одного человека, нуждается в советнике и предваряет его сотворение размышлением и советом? Давыд же говорит: «Что есть человек?», а сияние ангелов называет огненным. Человек же не от земли ли, не прах ли он и пепел, как сказал Авраам, указывая на свое ничтожество: «Я есть прах и пепел»? (Быт. 18: 27) Ангелы же разве не духи, не огонь? И тем не менее Он сотворил бестелесных ангелов, не нуждаясь в советнике. Почему же, творя телесного человека из праха земного, Он нуждается в советнике и полагает его, [человека], своим образом? Не оттого ли, что и Ему нужно было облечься в телесный образ?[62] [Итак], природа ангелов и человека различна. Всеми этими [соображениями] мы должны заградить твои уста, жидовин. Только потому, что, по слову Владыки, [человек створен] «по образу нашему и по подобию», Сын Божий принял образ раба (см.: Фил. 2: 7); ангелы же имеют по сравнению с нами иной образ. Из-за этого иудеи были осуждены и за свою дьявольскую дерзость понесли наказание: они теперь видят свой народ рассеянным по всей земле. В конце времен, когда настанет для всех страшная казнь, когда всем надо будет прийти на суд, они снова в надлежащий час примут своего богохульства заслуженную муку.

Тех, кто говорил, будто Бог обращался к ангелам, мы еще раз обличим[63]. Можешь ли ты, окаянный, признать единоподобие божественной и ангельской [природы]? Ангелы, будучи сотворенными, не соучаствовали Богу, являясь [просто] слугами; они только хвалили, славили и благодарили Бога, зная, что творец их — Господь. Ангелы знали, что их не было до творения и что они появились по повелению Господней благодати. Ангелы были очевидцами того, как творил Господь: видели небо, приведенное [от небытия] к бытию, — и удивлялись; видели море, отделенное [от суши], — и изумлялись; видели украшаемую землю — и трепетали. Пойми же, что ангелы не были соучастниками Бога[64], они были только восхвалителями творения Божия. Говорит Бог в [книге] Иова: «Когда создал Я звезды, хвалили Меня все ангелы мои»[65].

Пойми, что слово об образе и подобии человека было [обращено] к Сыну, и это слово подразумевает говорящего и слушающего, ибо три Лица [Троицы] между собой ведут беседу, сияя одной божественной [природой]. Пойми истину нашей православной веры: когда Владыка сказал «сотворим человека», Он словом сотворим указывает на три Лица. Однако, видишь, что Владыка не сказал «по образам», но, снова соединяясь в Троицу, говорит: «По образу нашему», [ибо] божественность не значит, что один образ у Отца и другой — у Сына. Словом сотворим Он указывает на три Лица, а словом по образу являет единство Троицы.

Просто удивительно, как иудеи противятся божественной истине и, будучи побежденными, не стыдятся! О таковых говорит великий Исайя: «Исчез беззаконный и погиб в гордыне, истребились грешащие в злобе»[66]. О том же и Соломон сказал: «[Есть] пути, которые кажутся прямыми, [но] конец их смотрит в бездну ада»[67]. Когда Господь губил хананеев, хеттеев, ферезеев, иевусеев[68], то разве думали они пасть пред вами? А павши, не имели ни надежды, ни сострадания, но, не оставив памяти, погибли (См.: Нав. 9: 1-2; 12: 7-24; 24: 11). Так же и вы: когда вы были с Богом, вы их истребили; ныне же, отвернувшись от Бога, сами погублены среди народов, как и сказал пророк Иезекииль: «Ибо послал меня Господь к прогневляющим Его, чьи отцы отвергали [Его] до сего самого дня, жестокосердные»[69] (Иез. 2: 3).

Откуда мы знаем, кому Он сказал «сотворим человека по образу нашему»? Разве не говорит блаженный Исайя о Единородном Сыне, Боге от Бога, Который ради нас пришел в нашем образе? Он сказал так: «Младенец родился нам и [Сын] дан нам» (Ис. 9: 6). Смотри: одно дело — родился, другое дело — дан и зовется Сыном по Божеству и Младенцем по человечеству, великого Совета ангел, дивный Советник. Ты видишь Советника: кто же этот Советник? Не Ему ли Он сказал «сотворим человека по образу нашему и по подобию»? Не Он ли Советник, бывший прежде бытия? Не о Нем ли поведал Иоанн, сын грома: не Он ли искони бывшее Слово?

Или ты, жидовин, относишь эти слова[70] к Моисею, ибо он сказал Богу: «Не погуби их, Господи, чтобы не говорили народы, что Ты не мог дать им земли, которую обещал, а потому и погубил их в пустыне!» (Чис. 14: 15-16). Но Моисей ведь был прежде, Исайя же пророчествовал после. Однако и другими словами он обличает [иудеев], ибо Исайя показывает предсказанного Советника. «Бог силен», — сказал он. Ты же видишь, что Моисей не был ни богом, ни сильным, но получал силу от Бога, а это совсем другое дело — просить силу у Бога. Если кто-то будет чудотворцем, то и он получает этот дар от Бога, ибо сказано, что Бог есть [Бог] Сил, Владыка мира, Отец будущего века.

Теперь посмотри на власть Исуса Христа, какой силой он обладал. На царском престоле Давыда он не сидел и его не требовал; в темницы [никого] не сажал; серебра и золота не собирает, и даже самомý верховному апостолу Петру повелевает продать лодку. Тот, Кто был богаче всех милостью, по своей воле обнищал. Какой же он был властелин? Но посмотри разумно, в чем выказал свою власть Творец: Он прощает и разрешает грехи (см. Мф. 9: 2)[71], как о том рассказывает евангелист. Привели к Исусу человека глухого, немого и бесноватого, и сказал ему Владыка Господь: «Немой и глухой бес! Я повелеваю тебе выйти из этого человека и не входить в него» (см. Мк. 9: 20-25). Во время бури на море Он повелевает ветру, и оно утихает (см. Мф. 8: 24-26). Не имеющий ли власть воскресил сына вдовы (см. Лк. 7: 12-15)? Не имеющий ли власть воззвал из гроба разложившегося Лазаря (см. Ин. 11: 1-44)? Когда Он висел на кресте, то не Его ли власть видя, Солнце стало кровавым, горы потряслись, скалы расселись и завеса разодралась надвое (см. Мф. 27: 51)? Но как сказал евангелист, «если бы описать все знамения, которые сотворил Исус перед своими учениками, то и самому миру не вместить написанных книг» (Ин. 21: 25). Ибо Он может творить все, что хочет, по слову пророка: «Власть Его была на плечах Его»[72].

Однако, вернемся к нашему предмету.

Итак, было сказано: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию» (Быт. 1: 26). Рассуди и восхитись тем, как Он приобщил к своему творению [свой] образ, гармонично совокупив тогда с единым Божеством — Божеством единой природы в трех нераздельных и неслитных Лицах, непостижимым и неизъяснимым слабым [человеческим] языком[73]. Давая человеческому роду истинное понятие о том, что Он пожелал сотворить его достойным большей славы по сравнению с сотворенным ранее, Он наилучшим образом доказал это тем, что сотворил человека по образу своему, ради чего Он и держит о нем совет[74]. Точно так же властителям бывает дороже всего иного то, что они делают своими руками, чем то, что совершается одним только их повелением.

Он сказал: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию, и пусть он владычествует над рыбами морскими и птицами небесными, и над всеми скотами, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1: 26). Посмотри, какую власть пожелал дать человеку Творец! Когда Он сотворил небо и землю, то ни о чем не беседовал, ибо не было оказано такой чести первой твари, какой удостоился человек[75]. Сотворенное вначале Он утвердил словом, как о том сказал Давыд: «Словом Господним утверждены небеса, и духом уст Его — все воинство их» (Пс. 32: 6). Здесь будет уместно и полезно высказать такое утверждение: единое Божество является в трех Лицах. Устыдитесь, иудеи, враги Божии, неправильно толкующие [Писание]. Стыдитесь и вы, безумцы, верующие в Магомета к своей погибели. Моисей ясно говорил о Троице: Бог сотворил Адама — по образу Божию сотворил его. Видишь, что Троица была изначально. Посмотри, окаянный: из-за твоего кривомыслия получается, что Моисей говорил, будто некий Бог сотворил человека по образу другого Бога. Но [на самом деле] божественную [природу] имеет и Отец, и Сын, а и также и Святой Дух[76] — [Троица] в единстве нераздельно чтимая, славимая и покланяемая. Послушай, окаянный, я тебе еще яснее скажу. Творец сказал своим апостолам: «Если Я не пойду, то Утешитель не придет к вам; если же пойду, то пошлю Его к вам, и Он, придя, обличит мир о грехе» (Ин. 16: 7-8). Этим мирским грехом [грешат те], кто не исповедует Бога в Троице. Когда Он смешал языки (см. Быт. 11: 1-9), Он не сказал: «Разделим по образам нашим на множество». Но когда Святой Дух сошел на апостолов в виде огня, Он сказал своим ученикам: «Многое Я говорил вам, и вы не могли постигнуть. Когда же сойдет на вас Дух Истины, Он наставит вас на всякую истину» (Ин. 16: 12-13).

Слышал ли ты, Христов супостат, что [Бог] беседует с Соучастником творения, Которым Он сотворил время и содержит все силой своего Слова[77], а не в тишинепроизносит слово благоговения, сказав: «Сотворим человека», тогда и теперь оставаясь в одиночестве. [Моисей] не пишет: «Да будет человек», — как прочей твари Бог повелел быть. [Бог] сказал: «Сотворим человека по образу нашему». Ты видишь: сию твердь, на ней два светила и бесчисленные звезды Он привел к бытию одним словом. Посмотри: и земному естеству со всеми горами, холмами, растительностью, со всеми парящими, бегающими, ползающими [существами] — всему этому Владыка дает бытие одним словом. И морские глубины, и речные стремнины со всем плавающим и ныряющим [Бог] одним словом привел к бытию, ни в советнике не нуждаясь, ни руками созидая, но только словом все сотворил. Когда же Господь захотел сотворить человека, то — о чудо! — Владыке требуется Советник, рожденный от чрева [Óтчего] прежде Денницы. О великая тайна и достохвальный совет! Однако, смотри, неверный: если бы Сын Божий не был Девой рожден и после на горе Фавор во время преображения Спасителя не раздался голос Отца (см. Мф. 17: 1-9), то Он не знал бы Отца, ни [Отец] — Сына[78]. Или потом, когда Спаситель крестился в Иордане от Иоанна, то — о чудо! — Иоанн осязал Сына Божия и слышал голос с небес: «Сей есть Сын Мой возлюбленный» (Мф. 3: 17; Мк. 1: 11; Лк. 3: 22), а Дух сошел на Него с небес в образе и виде голубя. Смотри же, окаянный: от вас сокрыта была тайна, нам же — открыта. Если бы ты, жидовин, верно понял пророческие слова, то поверил бы тому, что видел Иоанн, сын Захарии, а потом и Духу Святому, сошедшему на апостолов в пятидесятый день по Воскресении, и мир тут же был обличен в грехе неверия в единую и [нераздельную] святую Троицу. Послушай, что сказано в Писании: незначительные вещи Господь создал одним повелением, любимые же сотворил своими руками.

 


[1] Выделенный в некоторых списках Палеи в качестве самостоятельного фрагмента рассказ о Сатанииле на самом деле является частью внепалейного повествования, ядром которого является апокрифическая ангелология. Еще И. Я. Порфирьев выделил из состава Палеи «Сказание о сотворении и падении ангелов», расчлененные блоки которого были рассредоточены Составителем в «сотканной» из разных текстов «ткани» компиляции (см.: Порфирьев-1890. С. 21–31, 83-85). Это повествование восходит к текстам Епифания Кипрского, у которого концепцию ангелологии заимствовал Козьма Индикоплов. Сам же Епифаний скорее всего развивает идеи внеканонического «Малого Бытия» (см.: Порфирьев-1890. С. 22–23, 28). В древнерусской письменности падение Сатаниила выделялось как особый сюжет, причем в рукописях представлены различные его варианты. И. Я. Порфирьев приводит более краткий по сравнению с палейным рассказ, в котором основное внимание акцентировано на противоборстве Сатаниила и Михаила, на «стратиграфии» падшего ангельского чина, часть которого не была поглощена бездной и осталась в воздухе и на поверхности земли, чтобы творить пакость людям. Этот сюжет читается в составе «Сказания о семи планидах» и, несмотря на текстуальные отличия от палейного варианта, также смыкается с ангелологией, ибо падшие духи Сатаны противопоставляются росписи ангельских чинов, в иерархии которых почему-то отсутствуют престолы и начала (см.: Порфирьев-1890. С. 86–87). Особой редакцией сказания о Сатанииле И. Я. Порфирьев считает выявленный им в вопросно-ответном жанре «Беседы трех святителей» рассказ о Сатане-Гоголе. Гоголь сначала участвует вместе с Богом в творении мира на водах, а затем, нареченный Сатаной, назначается начальником 12 чинов ангельских сил. За намерение уподобиться Богу и властвовать над землей он, в соответствии со стандартным мотивом низвержения, заключается в бездну, а последовавший за ним «отступный чин» рассеивается в воздушном и земном пространстве, где, претворившись в бесов, падшие ангелы прельщают людей (см.: Порфирьев-1890. С. 87–89). В многочисленных, не поддающихся разделению на редакции, вариантах «Беседы» мотив падшего Сатаниила встречается практически постоянно, причем мотив этот присутствует в самых разнообразных вариациях. Имеют место разнообразные модификации рассказа о Сатане-Гоголе. По одному из опубликованных вариантов, Господь творит из поднятого со дна моря кремня ангелов, Сатана же, следуя примеру Бога, творит из кремниевых искр свой ангельский чин (см.: Щапов-1906. С. 29–30). Интерпретацию апокрифической легенды о падении Сатаниила, смешанную с мотивами из неканонического ветхозаветного сказания о Китоврасе и утрированным пересказом языческих мифов содержит «Повествование о волхвах», включенное предположительно в конце XI столетия в состав «Повести временных лет» (см.: Мильков1997в. С. 207–212). Апокрифические источники легенды о падении Сатаниила и подчиненного ему чина ангелов послужили источником для фольклорных вариаций на неканонический мотив, в которых исходное ядро сказания перерабатывалось в выразительные народные рассказы о брани Сатаны с Богом, о сотворении им неудобных для жизни человека мест, о трансформации падших ангелов в леших, водяных и т. д. (см.: Городцов-1909. С. 50-61; Мильков-1997в. С. 221).

Существует еще одна версия падения ангелов, восходящая к «Книге Еноха». Согласно этой версии, причиной падения ангелов послужило страстное влечение к земным женщинам, в результате чего появились исполины (см.: Апокрифы-1999. С. 50). В самом апокрифе, состоящем из двух разнородных частей, эта версия соседствует с традиционным мотивом сверженного Сатаниила (см.: Апокрифы-1999. С. 53), но многие авторы (Иосиф Флавий, Иустин, Филон Александрийский) развивали тему смешения падших ангелов с людьми, объясняя тем библейское влияние на происхождение мифа о титанах и их борьбу с Олимпом, подчинение людей влиянию демонов и источники магического знания, тайны которого открыли через женщин бывшие небожители (см.: Порфирьев-1872. С. 80–81). Видимо, представления о том, что земля стала жилищем падших духов, подпитывались и общеизвестным сюжетом о падении Сатаниила, и «Книгой Еноха». Ведь в рассказе о Енохе демонами названы сыны духа и плоти, которым, после падения обитавших в небе ангелов, предназначено было жить на земле и в облаках и сеять разрушения, войны, страдания (см.: Порфирьев-1872. С. 204–205).

[2] Эта ремарка напрямую связывает рассказ о Сатане с предшествующей ангелологией, ибо десятый чин являлся частью охарактеризованной выше иерархии ангелов.

[3] Из этого следует, что события относятся к четвертому дню творения, когда Вселенная была украшена светилами. Эта хронологическая мета важна, ибо в апокрифической литературе, в частности в «Откровении Варуха», отпадение Сатаны относилось ко времени после создания Адама. Там повествуется о том, что Сатана не поклонился Адаму как «грязи и навозу», когда собранные по трубному сигналу Михаила другие ангельские чины почтили первого человека. Удаленный от лица Бога Сатана преобразился в червя, попал в утробу змеи и, таким образом попав в рай, искусил Еву (см.: РГБ. Син. № 363. Л. 247).

[4] Вертикальная стратиграфия бесплотных сил, в которой падшие ангелы помещаются только в пределах материальной сферы, ориентирует на ценностно-негативное восприятие чина Сатаны, занимавшего вершину небесной иерархии, но променявшего близость к Богу на обладание грубым физическим миром. Апокрифический мотив заключал в себе резкое осуждение пленения плотскими соблазнами и небрежение духовными устремлениями. Возможным следствием апокрифического рассказа о рассредоточении падших ангелов в различных природных сферах стало отождествление бесов с языческими богами, которые как раз и являлись олицетворениями различных стихий мироздания. Согласно простонародным, не без оттенка двоеверия, убеждениям, в соответствии с местом падения падшие ангелы принимали облик персонажей низшей мифологии (см.: Веселовский-1890. С. 68; Веселовский-1891. С. 106; Городцов-1909. С. 56). По крайней мере генетически восходящие к апокрифическому рассказу о Сатанииле фольклорные предания о происхождении леших, водяных и пр. демонстрируют развитие мысли именно в этом логическом направлении.

[5] В других вариантах апокрифа о Сатанииле это место расцвечено ярким описанием.

[6] Утверждение противоречит высказанному выше тезису, согласно которому Сатана принял власть над землей. Налицо соединение двух концепций — «князя тьмы» и «князя века сего». Не исключено, что апокрифическое повествование о Сатанииле и падении ангелов восходит к разным источникам, противоречия между которыми не до конца изглажены.

[7] В древнерусской письменности галерея многоликих воплощений бесов предстает на страницах «Киево-Печерского патерика», яркие, впечатляющие рассказы которого дают представление о всевозможных кознях дьявола (см.: Волкова-1979. С. 229–297).

В полном изводе «Книги Еноха» есть любопытная подробность: на просьбу Ноя заключить всех падших ангелов в месте осуждения глава демонов, который назван там Мастемой, приводит доводы в пользу необходимости присутствия бесов в мире. Согласно его аргументации, часть падших духов должна быть оставлена между людьми для того, чтобы творить растления и обольщения. Согласно версии «Книги Еноха», только девять десятых демонов заключается в преисподнюю, дабы мир не был погублен полностью, а десятая часть их оставлена, чтобы они состояли пред Сатаною на земле и по попущению Божьему искушали людей. Тем самым обосновывается промыслительное предназначение духов зла в мире (см.: Порфирьев-1872. С. 240). Наш вариант апокрифического повествования сохраняет постулат о безвластии демонов, которым дается от Промыслителя способность искушать и испытывать в твердости человечество. Такая интерпретация власти бесов над людьми имеет четкую антидуалистическую направленность. Идейный акцент такого рода был актуален, ибо некоторые апокрифы («Слово о древе крестном», «Слово об Адаме», «Прение Господне с дьяволом», «Беседа трех святителей», «Сказание о создании Адама») преувеличивали могущество Сатаны, приписывая бесоначальнику власть над миром и даже соучастие в творении (см.: Тихонравов-1863. I. С. 4, 305–307; II. С. 287; Щапов-1906. С. 29–30; Апокрифы-1997. С. 202). Некоторые исследователи на этом основании сблизили неканонические сюжеты с дуалистическими ересями манихейско-богомильского толка (см.: Веселовский-1891. С. 104-110; Соколов-1897. С. 927–930; Попруженко-1893. С. 155–157; Йванов-1925. С. 49–57; Шувалов-1941. С. 179–191). В литературе уже приводились доводы об отсутствии оснований для соотнесения этих апокрифов с богомильством (см.:Радченко-1904. С. 27–38; Мильков-1997в. С. 223–230). Исследователи указывали также на то, что ряд апокрифов (например, «Хождение Богородицы по мукам») полемически заострены против дуализма (см.: Мещерский-1976. С. 185). Комментируемый апокрифический сюжет также можно связать с намеренной нейтрализацией возможных отклонений к дуализму. Не противоречащая доктринально верному пониманию роли Сатаны идейная акцентация присутствует в контексте, который чаще всего искажался в псевдобогомильских, но все же не лишенных некоторой дуалистической окраски апокрифических сюжетах. Собственно говоря, толкование роли Сатаны и подчиненных ему духов в судьбах мира нацелено не на развенчание еретических представлений о равномогущественном Богу противнике, а всего лишь предупреждает от заблуждения видеть в бесоначальнике князя мира. В данном случае следует разделять онтологический дуализм богомилов от нравственного дуализма, согласно которому на место свободы выбора ставилась прямая зависимость от доброго или злого демиурга.

[8] Характеристика ангельских функций в контексте сюжета о падении Сатаниила свидетельствует о его включенности в апокрифическую ангелологию.

[9] Этимологические основания характеристики Сатаны. В некоторых семитских языках Сатана означает ‘противник’ (см.: Дьяченко-1993. С. 574).

[10] Повтор мотива падших ангелов, возможно, указывает на то, что автор сюжета о Сатанииле пользовался разными источниками. В данном случае пребывание бесов соотносится только с воздушной стихией и ничего не говорится о земле. Существенно новой, в сравнении с аналогичным фрагментом, чертой является трактовка падших ангелов как духов тьмы, но не в смысле властителей подземелий, а как ангелов, от которых отнят свет, бывший на них до падения.

[11] Человек здесь не субъект человеколюбия, а объект, субъектом же является Бог.

[12] Утвердившееся в религиозном сознании поверье о связи конца мира с замещением на небесах мест падшего ангельского чина душами праведников имеет апокрифическую основу.

[13] Некоторые христианские комментаторы Библии считают, что когда в Писании сообщается о происхождении жизни из вод, то речь идет не только о водах земных, но также и о водах небесных (см.: ТБ. Т. 1. С. 9–10). Однако, если принять установки Григория Нисского и Иоанна Филопона, которые наделяли небесные воды особыми неземными свойствами, подобное допущение неуместно. Кроме того, авторы «Толковой Библии» усматривают в библейском рассказе о пятом дне творения отражение древних мифов, согласно которым происхождение жизни объяснялось самодействием водной стихии (см.: там же). Подобные представления, видимо, действительно имели место в раннехристианской мысли, но поскольку они восходили к мифологеме самозарождения жизни, то не получили широкого распространения, даже будучи адаптированными к креационистским установкам монотеистической доктрины. Например, в апокрифическом «Протоевангелии Иакова» генетически связанный с дохристианским мировоззрением архетип образа вод, порождающих живых существ, запечатлен в следующей формулировке: «И воды сии плодородны у Тебя, Господи…» (ПДХП. Т. 1. С. 17).

[14] Данное суждение отражает представление о степенях совершенства творений, последовательность которых отражает переход от простых форм к сложным. При этом иерархическая натурфилософская схема христианства в общей форме соответствует аристотелевской «лестнице живых существ», в которой выделены растения, обладающие способностью роста, питания и размножения, низшие животные, которые наряду с растительными свойствами имеют способность ощущать, высшие животные, у которых перечисленные свойства дополняются способностью ходить, и, наконец, отличающейся от всех живых существ разумными способностями человек. В тексте речь идет об отличии растительных свойств от животных, по принципу размножения, которое у растений исключительно связано с земной средой. Что же касается происхождения животных, далее в Палее (см.: коммент. 161) допускается происхождение некоторых живых форм (жаб, саранчи) из неживой материи (ила). В данном случае, видимо, имеет место не столько противоречие между заимствованиями в компиляцию, а скорее упреждение доктринально правильного понимания заимствованной экзегетами у античных мыслителей генетической идеи. Поэтому к буквалистскому смыслу библейской цитаты о происхождении живых душ из земли добавлено, что животные хотя и исходят из земли, непосредственно от нее не родятся. Они родятся сами от себя, согласно порядку, установленному Творцом.

[15] Сравнение китов с островами понятно в свете древних представлений об опорах земли, среди которых некоторые мифы называли китов (см.: Евсюков-1988. С. 57 и сл.). Дохристианские образы сохранены апокрифической литературой и фольклорными преданиями, объясняющими землетрясения, наводнения и конец света поведением несущих на себе землю китов (см.: Архангельский-1889. С. 140; Веселовский-1891. С. 133; Щапов-1906. I. С. 111).

[16] Далее следует сильно сокращенное изложение фрагмента из «Слова V дня» «Шестоднева» Иоанна экзарха Болгарского (Шестоднев-1996. С. 143-145).

[17] Ср. с «Шестодневом»: РГБ. МДА. № 145. Л. 164а2-8.

[18] Ср. с «Шестодневом»: РГБ. МДА. № 145. Л. 164а14-22.

[19] Антииудейский выпад, спровоцированный сравнением чуда первотворения с непорочным зачатием Девы Марии, имеется уже в «Шестодневе», которым в данном случае воспользовался Составитель Палеи, причем пространные полемически-назидательные рассуждения первоисточника сведены им к краткой формуле, сохранившей сопоставление порождающей природы с Богородицей в сверхъестественной интерпретации этого явления с типичной для памятника антииудейской тенденциозностью (см.: РГБ. МДА. № 145. Л. 163б–165б). Обличение иудейства поставлено здесь в связь с апологией девственного зачатия, ибо иудеи вменяли Богородице грех прелюбодеяния, а самого Христа считали простым человеком (см.: Олесницкий-1879. С. 3–54; Талмуд. 3. 5. С. 44; Цельс-1990. С. 274–275).

[20] Этот фрагмент через «Шестоднев» Иоанна экзарха восходит к Василию Великому, который, отталкиваясь от античной идеи самозарождения жизни и генезиса некоторых ее форм, опирается на дохристианское наследие, в подтверждение библейских постулатов (Быт. 1: 20, 24) о заложенной Богом в земле и воде способности порождения душ живых (см.: РГБ. МДА. № 145. Л. 165б–166а. Ср.: «…Повеление сие соблюлось в земле, и она не перестает служить Создателю. Одно производится через преемство существовавшего прежде, другое даже и ныне является живородящимся из самой земли. Ибо не только она производит кузнечиков в дождливое время и тысячи других пород пернатых, носящихся по воздуху, из которых большая часть, по малости своей, не имеет и имени, но из себя же дает мышей и жаб. Около Египетских Фив, когда в жару идет много дождя, вся страна наполняется вдруг полевыми мышами. Видим, что угри не иначе образуются, как из тины. Они размножаются не из яйца, и не другим каким-либо способом, но из земли получают свое происхождение» (Василий Великий-1900. С. 139). Если говорить о внецерковных источниках такого рода рассуждений, то конкретный адресат заимствования вряд ли может быть установлен. Идею самозарождения жизни обосновали многие античные философы: Фалес, Анаксимандр, Анаксагор, Эпикур и др. (см.: Карпов-1940. С. 7-48). О самозарождении и трансформации одних форм жизни в другие много рассуждал Аристотель (см.: Аристотель. О возникновении животных. М.; Л., 1950. С. 155; Его же. История животных. V. 3, 6, 61, 101, 141, 144; VI. 88, 90, 92, 97; Его же. Метеорологика. Л., 1983. С. 165). В той или иной форме древние представления о превращении неорганической материи в живую находили отражение в христианской книжности. Например, согласно «Лествице», «В древе, внутри гнилом, зарождается червь», а «во множестве нечистот рождаются много червей» (Лествица-1908. С. 95, 213). По той же логике Августин Блаженный объяснял появление растений и некоторых живых существ после потопа особой производящей способностью земли (см.:Августин-1880. 3. С. 152). Античную идею генетической трансформации различных форм жизни подытожил Киприан в комментариях к сочинениям Псевдо-Дионисия Ареопагита: «Аристотель в естествословных глаголет: в растление коней — осы бывают, а в вола — пчелы от чрева бывают» (Цит. по: Клибанов-1960. С. 327). В ряду аналогичных явлений рассматриваемый текст не представляется чем-то исключительным. В комментариях на пятый день творения Василий Великий много заимствовал у Аристотеля, когда характеризовал многообразие животного мира, включая и общую для Аристотеля и его предшественников генетическую идею, которая присутствует в сюжетах о возникновении органической жизни из неорганической природной стихии. Однако, рассматривая творение пятого дня как генезис, Василий Великий перерабатывает пантеистически-эманационную античную основу, включая мифологический архетип в контекст доктринально выверенных суждений. Во-первых, все подчиняется креационистской идее, во-вторых, трансформация различных форм жизни рассматривается не как длительный эволюционный процесс, а как явления одномоментные, как различные этапы творения, протекающие не спонтанно, а имеющие свое начало в Боге. Совершенно очевидно, что архаическая в своей основе генетическая идея переосмысливается креационистски. Собственно, описывается уже не генезис в исконном смысле, а извне заданная природе закономерность, которая по воле Творца проявляется через трансформацию строго упорядоченных в иерархической последовательности ступеней творения. В нашем случае реминисценция античности не заключает в себе чуждого христианству мировоззренческого смысла, ибо вне исторического контекста она лишена концептуальности, а пережитки архаики присутствуют лишь формально-описательно.

[21] Основанием для суждения о родственной близости рыб и птиц является указание Книги Бытия на происхождение птиц от воды («…да произведет вода пресмыкающихся, душу живу, и птицы да полетят над землею…» — Быт. 1: 20), а также единый для птиц и рыб способ передвижения, — плавание в водной и воздушной средах, где проявляется функциональная близость крыла и плавника.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яндекс.Метрика