Авторская Программа
Авторская Программа
Авторская Программа
КИНО
МУЗЫКА
Метки и теги
Авторизация
Гадания онлайн
Гадания онлайн
Главные новости
Вопрос - Ответ
Наш опрос
Откуда Вы о нас узнали?
Рассылка новостей
Партнёры:

Туристический комплекс



Вселенная радости



Тренинги и семинары по психологии


Долина Белого Шамана

Джайнизм.

1. Природа и виды познания

Согласно учению джайнизма, сознание является неотъемлемой сущностью каждой души; это не случайное свойство, возникающее под влиянием только некоторых условий, как это думают философы школы чарвака. Напротив, сознание рассматривается ими как нечто подобное солнечному свету, который обнаруживает не только сам себя, но и все другие предметы при условии устранения преград, мешающих проникновению его к этим предметам. Если бы не было препятствий, душа стала бы всеведущей. Всеведение потенциально присуще каждой душе. Однако мы знаем, что все простые души более или менее невежественны, а их знание ограничено. Джайнисты считают, что эта ограниченность обусловлена преградами, поставленными различными кармами, которые в той или иной степени препятствуют естественному сознанию души и, таким образом, лишают ее присущего ей всеведения. Тело, чувства и ум порождены кармами и ограничивают силы души.

 

Подобно другим индийским мыслителям, джайнисты подразделяют познание на два вида: непосредственное и опосредствованное (апарокша и парокша). Но они указывают на то, что познание, обычно рассматриваемое как непосредственное, является непосредственным только относительно. По сравнению с выводом восприятие внешних и внутренних объектов органами чувств (индрия) и умом (манас) может считаться непосредственным познанием. Но все же нельзя сказать, что такое познание абсолютно непосредственно, ибо даже в этом случае душа познает объекты посредством чего-то другого:посредством чувств и ума. Кроме такого обычного, эмпирически понимаемого (вьявахарика),непосредственного познания, имеется также действительно, абсолютно (парамартхика)непосредственное познание, получаемое душой после устранения преград ее кармы. При таком познании сознание души непосредственно связывается с объектами, без посредничества наших чувств и т.д., просто путем устранения карм, мешавших ей проникнуть к этим объектам.

 

Имеется три различных вида такого действительно непосредственного познания. Когда индивид частично разрушит или смягчит влияние карм, он приобретает способность познавать слишком отдаленные, а также слишком мелкие и неясные, не поддающиеся наблюдению при помощи чувств или ума объекты, имеющие форму. Такое непосредственное познание, получаемое самой душой, является, однако, ограниченным, так как ограничены объекты этого познания. Поэтому оно и называется ограниченным познанием(авадхиджняна). Далее, когда индивид преодолеет чувства ненависти, зависти и т.п., препятствующие познанию чужих мыслей, он может получить прямой доступ к настоящим и прошлым мыслям других людей. Это познание называется проникновением в ум (манах-парьяя). Но когда все кармы, мешавшие познанию, будут полностью удалены из души, тогда в ней возникает абсолютное знание, всеведение. Это называется кевала-джняна. Таким знанием обладают лишь души, достигшие освобождения.

 

Три упомянутых выше вида необычных, сверхчувственных восприятий являются непосредственными par exellence. Но, кроме того, существует два вида обычного познания, которым обладает каждый индивид. Они называются мати и шрута. В отношении понимания точного значения этих терминов среди писателей-джайнистов имеются известные разногласия. Но, как правило, под словом "мати" понимают такой вид познания, который мы получаем посредством чувств или ума (манас). Понимаемое таким образом "мати" включает в себя. обычное непосредственное познание (внутреннее и внешнее восприятие), память, опознавание и вывод.

"Шрута" – это знание, получаемое от авторитета.

 

Джайнские философы так описывают процесс обычного восприятия и сохранения воспринятого в памяти. Сначала имеет место только какое-то отдельное ощущение, скажем звука, но еще не известно, что он означает. Это первоначальное состояние сознания называется аваграха, то есть схватывание объекта. Затем возникает вопрос: "Что это за звук?" Это вопрошающее состояние ума называется иха, то есть вопрос. Далее появляется определенное суждение вроде следующего: "Это звук автомобиля", – что называется авая, то есть устранение сомнения. И затем то, в чем мы уверены, удерживается в уме, что называется дхарана, то есть закрепление в уме.

 

Шрута – второй вид обычного познания – понимается преимущественно как познание, получаемое из уст других. Сюда относятся все виды познания, полученные из устного или письменного авторитетного источника. Но поскольку понимание авторитета зависит от восприятия звуков или написанных букв, томати предшествует шрута.

Отмечается далее, что эти два вида обычного познания, а равно и низший вид непосредственного сверхчувственного познания не свободны от случайных ошибок. В то же время два высших вида непосредственного сверхчувственного познания никогда не приводят к ошибке.

Для обычных целей джайнисты признают пользу общепринятого признания наличия трех источников познания – восприятия, вывода и свидетельства (то есть авторитета).

 

2. Критика взглядов чарваков

Признавая такие не относящиеся к восприятию источники познания, как вывод и свидетельство, писатели-джайнисты, естественно, чувствовали необходимость отстоять свою точку зрения от критики чарваков, утверждающих, что единственным источником достоверного знания является восприятие.

Джайнисты спрашивают: Если бы чарвака попросили доказать, почему же именно восприятие не должно быть отвергнуто как недостоверный источник познания, то что бы он мог на это ответить? Он вынужден был бы промолчать и тем самым признать неспособность отстоять свою собственную точку зрения или сказать, что восприятие является достоверным источником познания потому, что оно не приводит к заблуждению. Если он пойдет по первому пути, то есть будет замалчивать свой ответ, то его взгляды окажутся просто ipse dixit – мнением, не подтвержденным никаким доводом и потому просто неприемлемыми. Если же чарваки выберут второй путь, тогда окажется, что эти философы в своих рассуждениях опираются на некоторые доводы и тем самым прибегают к умозаключению. Кроме того, если чарваки признают восприятие достоверным источником познания потому, что оно непротиворечиво и не приводит к заблуждению, то на том же основании должны быть приняты вывод и свидетельство. Если же чарваки ответят на это, что вывод и свидетельство иногда приводят к заблуждению, то им можно указать, что и восприятие вводит иногда в заблуждение. Отсюда следует такой единственно разумный вывод: любой источник познания – будь то восприятие, вывод или свидетельство – должен рассматриваться как достоверный, поскольку нельзя доказать, что получаемое таким путем знание вводит в заблуждение. Критерием достоверности должно быть соответствие (самвада) знания тем практическим результатам, к которым оно приводит.

 

Более того, когда чарваки отрицают существование таких невоспринимаемых объектов, как загробная жизнь, они выходят за пределы восприятия и делают вывод о несуществовании объектов на основании того, что они не воспринимаются. Даже когда чарваки говорят о достоверности восприятия вообще, они и в этом случае выходят за пределы воспринимаемых случаев перцепции, признавая достоверными восприятия в прошлом, и выводят (от общего к частному) нечто о будущих невоспринимаемых случаях перцепции. Равным образом чарваки в споре со своими критиками выводят свои мысли из своих положений, иначе они не могли бы принимать участия в споре. Значит, взгляд чарваков на восприятие как единственно достоверный источник познания неправилен.

 

3. Джайнская теория суждения

а) Сьядвада, или теория относительности всякого суждения

Философы джайнизма указывают, что разные виды непосредственного и опосредствованного знания, касающиеся тех или иных предметов, показывают наличие бесчисленного множества характеристик у всякого предмета. Всеведущее существо может получить (через кевало-джняна) непосредственное знание о предмете во всех его бесчисленных аспектах. Но несовершенное существо в определенный момент видит объекты только с одной частной точки зрения и получает, следовательно, знание только об одном аспекте, характерной черте данной вещи. Такое частичное знание о каком-нибудь одном из бесчисленных аспектов предмета джайнские писатели называют "ная". Суждение (парамарша), основанное на таком частичном знании, также называется "ная". Каждое суждение о том или ином объекте, суждение, которым мы пользуемся в повседневной жизни, справедливо только с нашей точки зрения и только в том аспекте, в котором мы рассматриваем данный объект. Но так как мы забываем об этой ограниченности и считаем свои суждения ничем не ограниченной истиной, очень часто в жизни возникают споры и противоречия. Прекрасной иллюстрацией этого положения может служить рассказ о слепых, которые составили представление о слоне таким образом, что один ощупал его ноги, другой – уши, третий – хвост и тело и которые затем поссорились из-за определения действительной формы этого животного. Ссора произошла потому, что каждый из них считал свое знание единственно верным и всеохватывающим и настаивал на том, чтобы оно безоговорочно было принято и другими. Эта ссора прекратилась бы, если бы каждый из них понял, что его знание слона представляет собой знание только одной из многих частей тела данного животного.

 

Подобным же образом представители различных философских систем, дающие различные описания вселенной, рассматривают ее с различных точек зрения и вскрывают различные аспекты многогранной вселенной. Эти философы спорят из-за непонимания того, что каждое их описание справедливо только с его собственной точки зрения, обусловленной определенными обстоятельствами. Значит, они не понимают, что различные точки зрения могут быть истинными в той же мере, что и различные описания слона.

Ввиду изложенных фактов джайнисты настаивают на том, чтобы каждое суждение ная было ограничено каким-нибудь выражением, таким, как "некоторым образом" (сьят, то есть в некотором отношении), так что всегда могут ясно иметься в виду ограниченность данного суждения и возможность признания других альтернативных суждений, высказанных с иной точки зрения. Например, вместо того, чтобы высказать суждение вроде "слон похож па столб", во избежание путаницы следует сказать "слон некоторым образом(то есть в отношении его ног) похож на столб". Точно так же, воспринимая черный глиняный кувшин, находящийся в данный момент в комнате, мы не должны категорически утверждать, что "кувшин существует", а скорее должны были бы высказать другое суждение: "Некоторым образом кувшин существует", – суждение, которое напомнило бы нам, что оно верно только в отношении многих условий – пространства, времени, качества и т.д., в которых данный кувшин существует. Ограниченное суждение: "Некоторым образом кувшин существует" (сьяд чхатах асти) – предупредит возможность неправильного толкования этого суждения, будто кувшин существует во все времена, во всех местах, окрашен в любой цвет, имеет любую форму и т. Д. Неограниченное же суждение: "Кувшин существует" – предоставляет возможность для таких неправильных толкований.

 

Эта теория джайнской философии известна под названием "сьядвада". Согласно этой теории, каждое обыкновенное суждение (высказанное несовершенным умом, вроде нашего) считается верным только по отношению к отдельной частной стороне объекта и выражает лишь частные взгляды, с точки зрения которых высказывается данное суждение.

Данная джайнская точка зрения полностью соответствует точке зрения, принятой западными логиками вообще, согласно которой всякое суждение подходит к частной области высказываемого, или контекста, и должно пониматься только в зависимости от него. Область высказываемого состоит из различных факторов, таких, как пространство, время, степень, качество и т.д., которые остаются частично неупомянутыми либо потому, что они очевидны, либо потому, что их нескончаемое множество. Значит, если эти условия невозможно полностью перечислить, как это признают и некоторые современные западные логики, вроде Шиллера, то в интересах точности суждение ограничивается словом "некоторым образом" ("сьят").

 

Принцип, лежащий в основе сьядвады, делает джайнских мыслителей более терпимыми по отношению к взглядам других школ. Они рассматривают и принимают точки зрения других философов как различные возможные гипотезы, высказанные с различных точек зрения. Единственно, чего не любят джайнисты в других мыслителях, – это их догматических претензий на исключительную непогрешимость. Эти претензии проистекают из ошибочного понимания исключительного положения предиката (эканта-вада).Против подобных ошибочных философских рассуждений американские неореалисты недавно начали решительно протестовать, называя их ошибкой исключительности партикуляризма. Но ни западные, ни восточные философы не стараются избежать этих заблуждений столь усердно, как это делают джайнисты.

 

б) Сапта-бханги-ная, или семь форм суждения

Логика обычно рассматривает два типа суждений – утвердительные и отрицательные. Джайнисты же различают семь типов суждений, включая оба указанные выше. Любой объект может быть описан в утвердительной форме – суждением, утверждающим наличие в нем тех или иных отличительных черт, или в отрицательной форме – суждением, отрицающим наличие в нем тех черт, которые принадлежат другим объектам и отсутствуют у него15. Обычно признаются именно эти два типа суждений – утвердительное и отрицательное. Но философы-джайнисты ограничивают каждое суждение добавлением выражения "некоторым образом" (сьят), подчеркивая их условный, относительный характер. Возьмем, например, следующие утвердительные суждения о кувшине: "Кувшин некоторым образом находятся в комнате" (то есть находится в комнате, в определенном месте, в определенное время и имеет определенный вид); "Кувшиннекоторым образом красный" (то есть не всегда красный, а только в течение определенного времени, под влиянием определенных условий, причем краснота его именно определенного, специфического оттенка, и т.д.).

Общая формула всех утвердительных суждений символически может быть выражена в следующем виде:"Некоторым образом S есть Р" (сьят асти). Далее, отрицательное суждение об объекте может быть выражено так: "Некоторым образом кувшин не находится за пределами комнаты" (имея в виду, что кувшин определенного вида, в данный период времени и т.д. находится не за пределами данной комнаты).

"Некоторым образом кувшин не черный" (то есть не черный, в определенном пространстве и в определенное время, при данных условиях и т.д.). В этом случае общая формула для всех отрицательных суждений должна быть выражена так: "Некоторым образом S есть не-Р" (сьят насти).

 

Однако когда нам нужно описать сложное явление, например, что кувшин бывает иногда красным, а иногда не красным, мы должны прибегнуть к сложному суждению, как, например: "Некоторым образом кувшин красный, а также и не красный". Общая формула этого суждения должна поэтому быть: "Некоторым образом S есть Р, а также есть не-Р" (сьят асти ча пасти ча). Это третий тип суждения, принятый джайнской логикой, получаемый посредством последовательной комбинации точек зрения первых двух суждений в одну объединенную точку зрения. Необходимость такого сложного суждения вытекает из потребности иметь всестороннее представление о положительном и отрицательном характере данного объекта.

 

Пока кувшин в сыром виде, он черный; когда же его обожгут, он становится красным. Но если мы спросим, каков же действительный цвет кувшина всегда и при всяких условиях, то наиболее честным ответом будет: кувшин не может быть охарактеризован, то есть он не может быть охарактеризован при данной постановке вопроса. В том случае, когда мы вынуждены одновременно приписать некоему объекту такие характерные признаки, которые несовместимы, будучи противоположными или противоречивыми друг другу, наше суждение, по мнению джайнистов, должно принять следующую общую форму: "Некоторым образом S естьнеописуемое (сьят авактавьям). Это четвертый тип суждения, принятый джайнской логикой.

Выделение этого типа суждения имеет большое значение для философии. Благодаря ему становится ясным прежде всего то, что, хотя предмет и может быть описан с различных точек зрения, в различных аспектах, самостоятельно или в связи с другими явлениями, его невозможно было бы познать в целом, если бы не было такого разграничения точек зрения и аспектов. Предмет вообще неописуем. Во-вторых, этот тип суждения позволяет также понять, что философская мудрость состоит не только в том, чтобы уметь утвердительно или отрицательно ответить на вопрос, но также и в признании возможности существования таких вопросов, которые по самой своей природе должны остаться без ответа. В-третьих, допущение этого типа суждения показывает, что джайнская логика не нарушает закона противоречия обычной формальной логики. Напротив, подчинение джайнистов этому закону вынуждает их признать, что несовместимые характерные признаки не могут утверждаться одновременно одним и тем же лицом в одном и том же отношении.

 

Три остальные из семи типов суждений образуются посредством поочередной комбинации каждого из первых трех суждений с четвертым. Так, соединяя сначала первый тип суждения с четвертым, мы получаем пятый тип: "Некоторым образом S есть Р и есть также неописуемое" (сьят асти ча, авактавьям ча).Когда мы рассматриваем с общераспространенной точки зрения как тот факт, что кувшин иногда бывает красным, так и то, что безотносительно к определенному времени и пространству ему не может быть приписан какой-либо признак, то наше суждение о кувшине примет следующую форму: "Кувшин некоторым образом красный, но также некоторым образом неописуем".

Объединяя затем второй и четвертый типы суждения, мы, в свою очередь, получим шестой тип суждения в такой общей форме: "Некоторым образом S есть не-Р и есть также неописуемое" (сьят насти ча, авактавьям ча).

Объединяя, наконец, третий тип суждения с четвертым, мы получаем седьмой тип: "Некоторым образом S есть Р, а также есть не-Р и является неописуемым" (сьят асти ча, насти ча, авактавьям ча).

 

Однако если вместо поочередного объединения первых трех суждений с четвертым мы будем комбинировать их одновременно, то в таком случае мы придем к одновременному утверждению несовместимых предикатов (как "есть и неописуемое", или "не есть и неописуемое", или "есть не есть и неописуемое"). Поэтому все такие варианты суждений можно было бы свести к четвертой форме суждения: "Некоторым образом S есть неописуемое" (сьят авактавьям). Следовательно, хотя каждый предмет имеет и бесчисленное множество аспектов, есть только семь типов суждений: ни больше, ни меньше.

 

Таким образом, джайнская логика признает следующие семь типов условного суждения:

  1. Некоторым образом S есть Р (сьят асти).

  2. Некоторым образом S есть не-Р (сьят насти).

  3. Некоторым образом S есть Р, а также есть не-Р (сьят асти ча, насти на).

  4. Некоторым образом S есть неописуемое (сьят авактавьям).

  5. Некоторым образом S есть Р и есть также неописуемое (сьят асти ча, авактавьям ча).

  6. Некоторым образом S есть не-Р и есть также неописуемое (сьят насти ча, авактавьям ча).

  7. Некоторым образом S есть Р, а также есть не-Р и является неописуемым (сьят асти ча, насти ча, авактавьям ча).

Некоторые западные мыслители иногда сравнивают джайнскую доктрину сьядвады с прагматизмом. Правда, такой прагматический логицист, как Шиллер, тоже признает ту истину, что о суждении нельзя сказать, верно оно или ошибочно, без специальной ссылки на его контекст и его назначение. По мнению Шиллера, даже такие так называемые самоочевидные суждения, как "квадрат не есть круг" или "дважды два – четыре", истинны только в специфическом смысле. В этом пункте действительно налицо разительное сходство. Но нельзя забывать и весьма существенной разницы между ними. Джайнисты – реалисты, в то время как прагматисты имеют явно идеалистический уклон. По мнению джайнистов, различные суждения об объекте не являются просто субъективными идеями об этом объекте, но соответствуют различнымреальным аспектам объекта. Поэтому по вопросу об истине джайнисты могли бы признать реалистическое понимание истины, отвергаемое всеми стопроцентными прагматистами.

 

Сьядвада джайнистов иногда сравнивается с западным релятивизмом. Есть два вида релятивизма: идеалистический (как у Протагора, Беркли, Шиллера) и реалистический (как у Уайтхеда и Будина). И если называть последователей джайнизма релятивистами, то только в смысле реалистического релятивизма. По их мнению, наши суждения о вещах относительны, но относительны, находятся в зависимости не просто от склонности судящего ума, но от относительного характера самой многогранной реальности.

 

Неправильное понимание сьядвады часто происходит из-за интерпретации слова "сьят" как "может быть", что придает теории джайнизма якобы скептический и даже агностический характер, делая ее похожей на теорию греческого скептика Пиррона, который также рекомендовал ограничивать всякое суждение дополнительными словами "может быть". Однако следует отметить, что философия джайнизма – это не скептицизм. Дополнение фразы ограничивающей частицей "сьят" выражает не неопределенность суждения, а его условный, относительный характер. Подчинение условиям или всему тому, о чем идет речь, в которой высказывается данное суждение, ставит достоверность суждения вне всяких сомнений. Поэтому здесь нет места скептицизму.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яндекс.Метрика